10 оптических иллюзий, созданных самой природой — Notivory

10 оптических иллюзий, созданных самой природой - Notivory Позы

10 оптических иллюзий, созданных самой природой

Знаете ли вы, что природа легко может обмануть человеческий мозг?

На нашей планете множество оптических иллюзий, которые благодаря особенности восприятия нашего мозга и богатому воображению воспринимаются нами, как иллюстрация к фантастическому фильму.

Давайте разберемся, что же это такое?

Оптическая иллюзия, также называемая визуальной иллюзией, — это отличное от объективной реальности восприятие изображения. Существует три типа различных оптических иллюзий: 

1. Оптические иллюзии, создающие восприятие изображения, которое отличается от реального объекта;

2. Физиологические иллюзии, которые представляют собой воздействие на глаза и мозг чрезмерной стимуляции различного типа. Например, яркость света, цвет, перспектива, наклон и движение.

3. Когнитивные иллюзии, возникающие в результате умозаключений.

12.jpg

Мы постарались собрать для вас самые уникальные примеры оптического обмана созданного самой природой. Начнем, со знакомой нам с детства оптической иллюзии полярного сияния. Полярное сияние, северное сияние, или как его называют в профессиональной литературе Aurora Australis — это удивительное по своей красоте свечение в небе, похожее на акварель. Явление возникает в верхних слоях атмосферы, которое обладает магнитосферой, вследствие взаимодействия с заряженными частицами солнечного ветра.

1.jpg

Полярное сияние наблюдается преимущественно в высоких широтах обоих полушарий. Так, на острове Новой Зеландии сияние происходит регулярно, местное население даже назвали его «Пылающие небеса». Конечно, чтобы увидеть это природное явление, совсем не обязательно ехать в Норвегию, Исландию и Финляндию. На территории РФ полярное сияние есть в Мурманской и Архангельской областях, в Республике Коми, Карелии, в Хибинских горах, на Таймырском полуострове, в Якутии и на Ямале.

Другая не менее захватывающая иллюзия — Гало.

2.jpg

Гало — это группа атмосферных оптических явлений, характеризуемая возникновением вторичного свечения вокруг источника света, как правило, имеющее форму круга, кольца, дуги, светового столба или «алмазной пыли». Помимо ореола явление может вызывать иллюзию трех солнц на небе. Увиденное поражает.

4.jpg

На морском берегу вы можете увидеть другое неотразимое по своей красоте и яркости оптическое явление — «Зеленый луч». Последний луч заходящего за горизонт Солнца, разлагаясь в спектр, образует «веер» цветных лучей, перебирая все оттенки спектра, завершая светопредставление лучем яркого изумрудного цвета.

3.jpg

Удивительно, но некоторые иллюзии способны испугать нас, например, иллюзия «Брокенский призрак». Эта иллюзия представляет собой тень на поверхности облаков или тумана. Призрак может показаться очень большим, он может шевелиться и передвигаться из-за движения облачного слоя. Голова призрака часто окружена цветным ореолом, когда капли воды одинакового размера в облаках преломляют и рассеивают солнечный свет.

5.jpg

Известность «Брокенский призрак» обрел благодаря одноименному пику «Брокен» в горах Гарц в Германии, где постоянные туманы и доступность малых высот позволяют наблюдать его особенно часто.

Еще одна зловещая иллюзия названа в честь волшебницы — персонажа английских легенд Феи Морганы. Фато Моргана — это редко встречающееся сложное оптическое явление в атмосфере, состоящее из нескольких форм миражей, при котором отдалённые объекты видны многократно и с разнообразными искажениями. Согласно одной из теорий появление легенды о Летучем Голландце, корабле-призраке обязано как раз Фато Моргана.

6.jpg

Огненный водопад — это иллюзия, которую можно встретить в определенное время года. Это просто вода, но каждый год примерно на второй неделе февраля заходящее солнце падает под особым углом, освещая воду в ярко-оранжевый и красный цвет, создавая полное впечатление извержения огненной лавы.

7.jpg

Подводный водопад на Маврикии. Эта иллюзия создаётся песчаными отложениями вдоль побережья. Если смотреть на побережье с высоты птичьего полета, то создается впечатление, будто под водой находится огромная расщелина в леднике, в которую течет вода, образуя подводный водопад. 8.jpg

Красная река в Испании, Рио Тинто. Благодаря тому, что вода реки богата металлами, обычная фотография реки обманывает человеческий глаз, заставляя его думать, что он видит огненные потоки.

9.jpg

Застывшие волны Аризоны. Этот уникальный ландшафт можно увидеть на границе штатов Аризона и Юта в США. Замерзшие волны скал были сформированы ветром и дождем в течение миллионов лет. Уникальная картина сложилась из-за неравномерного выветривания гор. Из-за хрупкости пород посещение достопримечательности ограничено всего 20 человек в день.

10.jpg

Магнетик Хилл — это гравитационный холм, расположенный на северо-западе города Монктон в канадской провинции Нью-Брансуик. Таинственный холм — это место, где ландшафт создает необычную оптическую иллюзию, и небольшой наклон вниз кажется крутым склоном. Так, припаркованный автомобиль, будет казаться мчащимся вниз против силы тяжести, как будто его притягивает сильный магнит. Местные власти относятся с юмором к этой оптической иллюзии, установили даже указатель большого магнита недалеко от склона.

11.jpg

Автор: Наталья Сталюкова

Выход из тела и астральное путешествие

В этой главе я предлагаю вам немного пофилософствовать и ничтоже сумняшеся ответить на простой вопрос — «кто мы?».

Если я скажу, что знаю, кем я являюсь, значит, я могу сказать, как меня зовут, могу вспомнить историю моей жизни, испытанные мною чувства, сферу, в которой я работаю. И все это я. Но еще до того, как все это было мною перечислено, я совершенно ясно ощущал, что мой дух, мое сознание, мое «я» встроены внутрь тела, которое занимает какое-то место в пространстве.

Место, где находится мое тело и где находится мое «я», мне хорошо известно, потому что об этом мне говорят мои чувства: я вижу себя в нем, но я также получаю информацию, идущую изнутри, которую называют проприоцептивной. Это информация о положении частей моего тела и суставов, и я знаю все об этом даже с закрытыми глазами — благодаря тому, что получаю информацию от вестибулярной системы, расположенной в ушах и подтверждающей, что я нахожусь, к примеру, в вертикальном положении.

Так вот все эти ощущения, представляющиеся абсолютно очевидными (например, тот факт, что здесь и сейчас у вас на ногах надеты кроссовки), — не являются ли они на самом деле умозаключением, к которому пришел ваш мозг, основываясь на получаемой вами информации?

Совершенно верно. Являются. Однако в этих механизмах, как и во всем, что происходит в мозгу, могут возникать нарушения. Среди самых впечатляющих по своей странности ощущений относительно собственного тела, возникающих вследствие повреждений мозга, можно назвать следующие: например, человеку кажется, что у него появилась третья нога или третья рука, или его собственная половина тела принадлежит не ему, а соседу, врачу или еще кому-нибудь. Или он ощущает живой ампутированную руку. Думаю, этих примеров предостаточно.

Все это ужасно. Но может ли иллюзорно восприниматься все тело, а не только его части — например, рука или нога?

Да. Иногда возникает ощущение, что вы находитесь вне тела. Это явление называют «out-of-body experience», то есть «внетелесным опытом» или «иллюзией выхода из тела». Хотелось бы представить вашему вниманию одну историю на эту тему. Чтобы выяснить причину эпилептических припадков у пациентки, на поверхности ее правого полушария прикрепили электроды.

В процессе исследования врачи заметили, что в результате стимуляции посредством одного из этих электродов париетальной области у пациентки внезапно возникло ощущение, что она парит в двух метрах от своей кровати. Ей казалось, что она видит собственное тело, лежащее на той же кровати двумя метрами ниже.

У другой пациентки при схожих обстоятельствах электростимуляция вызвала чувство, будто за ее спиной, как приклеенный, находится некий фантом, хотя она его не видит. Стоило ей пошевелиться — и фантом точно имитировал все ее движения. Короче говоря, речь шла о ее двойнике, которого ее мозг воспринимал только отчасти.

Можно ли предположить, что в том случае, когда пациентка парила на высоте двух метров над кроватью, ее душа выходила из тела?

Обмен лицами

Каждый из нас хорошо знает свое тело. И нет ничего удивительного в том, что мы умеем отличать то, что принадлежит нашему телу, от того, что ему не принадлежит. Мне хорошо известно, что это моя рука, а эта — ваша. Мы все привыкли к внешнему виду нашего тела.

Конечно, они должны, они просто обязаны меняться со временем. Например, по мере того как мы стареем, мы привыкаем (более или менее легко) к старению нашего лица, и представления, которые сложились у нас о собственном облике, постоянно подвергаются корректировке в силу происходящих в нем изменений.

Кроме того, существуют разные трюки, позволяющие осуществлять манипуляции с образом собственного тела. Как мы уже видели в предыдущей главе, можно вызвать ощущение, что резиновая или любая другая перчатка, лежащая перед вами на столе, является вашей собственной рукой.

Про йогу:  Намастэ (намасте, Namaste). Что это значит в йоге, как выполнять

Но вернемся к нашему лицу. Поддается ли каким-либо манипуляциям сложившийся в нашем воображении образ собственного лица?

Недавно появилось весьма любопытное исследование, поставившее перед собой цель разобраться в этой проблеме. Не вдаваясь в подробности, скажу, что ученые решили выяснить, как можно заставить человека поверить в то, что он похож на кого-либо другого.

На практике все выглядит довольно просто. Напротив друг друга сажают двух человек — двух женщин или двух мужчин. В то время как они смотрят друг на друга, экспериментатор, взяв в каждую руку по кисточке, гладит ими по лицам испытуемых, причем делает он это абсолютно одинаково и синхронно.

Таким образом, участник эксперимента видит, как кисточка касается лица сидящего напротив человека, и в тот же момент он ощущает щекотание на собственном лице. Он видит, как кисточкой гладят щеку сидящего напротив, и одновременно чувствует, как гладят его щеку.

Читатель спросит меня, а не хочу ли я сказать, что испытуемые как бы присваивают себе лица напротив сидящих людей и что это меняет представления, которые у них сложились, относительно собственного лица. Все происходит именно так. Говоря точнее, можно сказать, что в ходе этой процедуры у вас возникает ощущение, что вы похожи на человека, сидящего напротив. А поддается ли все это каким-либо объективным объяснениям и оценкам?

Ученые разработали довольно остроумную методику. Они занялись морфингом, то есть с помощью компьютера трансформировали фотографии двух сидящих напротив испытуемых, сделав из них нечто усредненное. В результате получились фотографии, составленные из 10% внешних данных одного участника и 90% процентов другого, из 20% одного и 80% другого и так далее.

После сеанса с поглаживанием лица кисточками ученые представили участникам эксперимента сфабрикованные фотографии. При этом они спросили испытуемых, насколько каждое фото похоже на них самих или на сидящего напротив участника эксперимента. И как же оценили участники эксперимента эти фотографии?

Как правило, если вам показывают фотографию, состоящую на 40% из черт вашего собственного лица, а в оставшейся части представляющую черты лица кого-либо другого, вы скажете, что на этом фото вы не похожи на себя и что это не вы на фотографии. Зато после процедуры поглаживания испытуемые говорят, что изображенные на фото лица — хотя и содержат на 60% чужие черты — больше похожи на них самих.

В связи с этим возникает следующий вопрос: все ли люди в равной степени подвержены этому эффекту, или есть те, чьими представлениями о собственном лице легче манипулировать?

Тенденция встраивать черты чужого лица в представления о собственном облике сильнее проявляется у людей, в характере которых преобладает эмпатия, которые легко могут поставить себя на место другого человека. Этот факт был доказан в ходе эксперимента при помощи специальных анкет.

Впрочем, совсем не удивительно, что мы все склонны в большей степени приукрашивать себя, чем обезображивать. Кстати, в процессе этого же эксперимента ученые выяснили, что чем красивее лицо сидящего напротив человека, тем больше мы хотим на него походить, присваивая себе чужие черты. Вывод: благодаря технологии синхронизированного поглаживания можно слегка изменить сложившееся у нас представление о собственном лице, и в нашем понимании оно в большей степени будет походить на лицо человека, сидящего напротив.

Память и бессознательное в «йога сутрах» и в психоанализе

СООБЩЕНИЯ

Мишель Юлен

Память и бессознательное в «Йога сутрах» и в психоанализе*

В западных исследованиях, посвященных йоге — как «классической» йоге Патанджали, так и тантрийской йоге или хатха йоге, — часто вставал вопрос о возможных сравнениях этой древней индийской традиции с психоанализом, особенно в его фрейдовском варианте. На этот вопрос давались самые различные ответы. То йогу представляли как «стихийный» психоанализ, то, напротив, психоанализ — как новое открытие, во многом еще частичное и робкое, того извечного знания, которое содержалось в йогической традиции. Наконец, возможен и третий подход, ставящий под сомнение саму возможность сравнивать столь разные традиции.

В этом сообщении мне хотелось бы на основании анализа терминологии (а именно, тех санскритских терминов, которые соответствуют европейским понятиям «память» и «бессознательное») показать принципиальную разницу в подходах обеих систем, — ту разницу, которую в нашем энтуазистическом порыве все сравнивать, мы часто не принимаем во внимание.

В том, что касается «памяти», у нас есть два санскритских термина бшгй и вшагапа. Их семантика, на первый взгляд, приводит в замешательство — настолько очевидно она разбивается на две совершенно различные зоны смысла. С одной стороны, речь идет о памяти в самом банальном понимании слова, — о смрити, обозначающей функцию памяти в общем виде, то есть в форме фиксации и сохранения воспоминаний, а также о смарана — самом акте запоминания. Смрити является одной из пяти модификаций пси-

Доклад, прочитанный в Центре восточных философий, в мае 1999 г.

хики (citta). В одиннадцатой сутре первой книги «Йога сутр» (далее ЙС) смрити определяется как «сохраниние объекта, уже пережитого в опыте» (anubhutavisayasampramosa).

С другой стороны, термин смрити обозначает фиксацию ма-наса (психического органа, координатора органов чувств) на определенном объекте, выбранном из некоторого числа других объектов. В этом контексте смрити можно перевести как «внимание», «памятование» или «сознавание чего-то» (mindfulness). Это второе значение встречается и на пали, в форме sati, например, в буддийском понятии satipatthana, «установление внимания» в отношении ритма дыхания, составного характера тела и тому подобного. Отсюда опредёленная смысловая амбивалентность этого термина и в ЙС, подчас смущавшая комментаторов.

Вместе с тем в этих двух значениях можно различить некий общий элемент — сиюминутное овладение вниманием, с одной стороны спонтанное, но с другой, являющееся результатом систематических усилий. Если всплывание на поверхность какого-то воспоминания, так же, как и определенного объекта ментальной концентрации, затмевает и как бы «выпаривает» непосредственный чувственный контекст, это возможно только потому, что воспоминание никогда не является индифферентным, чисто информативным. Напротив, оно несет на себе известную аффективную нагрузку, идущую от стремления к чему-то, тоски или же отвращения. Вспомним, что одно из имен Бога любви на санскрите — это Смара.

Точно также смрити в смысле авторитетной традиции является одновременно и определенного рода знанием, передаваемым из поколения в поколение, и объектом поклонения — это то, о чем вспоминают, но прежде всего это то, о чем в высшей степени следует помнить.

В том, что касается бессознательного, мы не найдем точных эквивалентов на санскрите, но тем не менее там есть пара понятий, игра которых открывает нам как собственно бессознательное, так и под — и до — сознательное. Я имею в виду пару vasana/ samskara. Идея, руководящая образованием этой пары понятий, была, похоже, следующая: все восприятие (а также вся мысль, все желания, все слова) оставляют в психике (citta) своего рода следы, энграммы. Последние сохраняются, умножаются, смешиваются и их результат, тоже нечто подвижное — ин-формирует читту, то есть внутренне модифицирует ее, программируя ее будущее поведение. Аспект пассивного запечетлевания соответствует термину vasana «остаточное пребывание», «остаток», «след», «отпечаток» (от корня vas — «пребывать», «обитать»), динамический и конструк-

тивный аспект — термином самскара (буквально, «изготовление», «производство», «самоделки», «приготовления» — здесь очень трудно подобрать точное слово).

Из этого вытекает некая общеиндийская схема, подразумеваемая также и в ЙС:

Первый этап — восприятие;

Второй этап — формирование определенной васаны, тут же «забываемой»;

Третий этап — новое восприятие, содержащее определенный элемент сходства (или контраста) с первым этапом;

Четвертый этап — вызывание в сознании (ЪИауапа) первого восприятия в форме воспоминания.

Феномен ментальной привычки конструируется индийскими психологическими теориями по той же самой модели, с той только разницей, что дополнительная информация, передаваемая с помощью васан, «прописывается» непосредственно в поведении, без того, чтобы быть вызванной ментальными усилиями. В ЙС и в подобных сотериологических текстах эта схема обогащается неким весьма специфическим экзистенциальным и религиозным измерением.

Я предполагаю, что присутствующие знакомы с общей метафизической рамкой йоги с ее понятиями пуруши (высшего познавательного субъекта) и пракрити (материально-психического начала), гун (субстанций-сил) и тому подобным, а также с ее идеей о том, что сансарное состояние (сансара — перерождение) заключается в определенном смешении пуруши и пракрити; оно выражается в функционировании нашего собственного тела и в динамических ментальных состояниях — вритти (угй1). Здесь необходимо вспомнить теорию клеш — «увечий», «врожденных болезней» обычного человеческого состояния, в том виде, в каком она изложена в ЙС (2.3-9). Первой упоминается авидья (ау1ёуа) — «метафизическое неведение»; затем авшйа (ощущение «я», «яйность»), га§а/ ёуежа («привязанность-отвращение»); аЪЫпуеяа (желание жить). Согласно религиозной антропологии йоги, в зависимости от этих клеша, все, что происходит с человеком, переживается не как нейтральное, а только как благоприятное или неблагоприятное.

Про йогу:  Инновационный smart-коврик

Именно это помогает объяснить глубинную подоплеку динамизма самскар: воспоминания, вызывающие разного рода затруднительные положения, обиды, беспокойства, фрустрации и тому подобное сменяются ностальгическими воспоминаниями о счастливых временах. Речь идет не о воспоминаниях в собственном

смысле слова, но скорее о следах, незаживших ранах, оставленных прошлым опытом. Аффективная по своей сути память не удерживает в прошлом опыте ничего, что не имеет аффективного же измерения, во всяком случае она не фиксирует ни репрезентативный, ни событийный характер воспоминаний (обстоятельства времени, места и тому подобного) вне связи с чисто аффективными ценностями.

После этого, ссылаясь на врожденный характер метафизического незнания, как впрочем и всех остальных клеша, текст предается совершенно типичным индийским обобщениям в отношении всей цепочки «предшествующих жизней» определенного индивида. Так, в ЙС 4.9-10 мы читаем: «Даже разделенные пространством, временем и принадлежностью разным естественным видам, санскары порождают друг друга без интервалов, поскольку они одной природы с воспоминаниями (смрити). И они не имеют начала, поскольку жажда существования вечна»*.

Вачаспати Мишра объясняет это так: Если некое человеческое существо, в результате своей кармы, перерождается в облике кошки, очевидный разрыв между его первыми «кошачьими» впечатлениями и следами, оставленными только что завершенным человеческим существованием, компенсируется давними «кошачьими» самскарами, которые, возможно, пришли из очень отделенных прошлых жизней. Именно они станут функционировать как воспоминания, точнее, они заменят воспоминания.

В комментарии к девятой сутре страх перед опасностью и перед смертью, приписываемый новорожденному из наблюдений над его поведением, объясняется как спонтанно всплывшее ква-зи-воспоминание — живое и вместе с тем смутное — о его неисчислимых агониях в предшествующих рождениях.

Таким образом йога создает набросок теории «вредоносной» памяти, тотально детерминированной клешами, — о памяти, не различающей в прошлом субъекта ничего определенного и, стало быть, неспособной научить его чему бы то ни было, а только бесконечно укрепляющего его в его иллюзиях. Речь идет о памяти, практически совершенно бессознательной, или по крайней мере слепой, состоящей из автоматизмов, из «принуждений к повто-

1аИёехака1аууауаЫ1апатаруапап1агуа БтгИзатБкагауогекатра^а!. 9 Т^атапаёНуат с а£«о пНуа^й 10.

рению» прошлого опыта — памяти, которая не освобождает субъекта от его прошлого, а напротив, превращает его в «преследуемого» этим прошлым.

Этой гнетущей псевдо-памяти ЙС противопоставляют определенное «напоминание о себе», которое схоже с другим смыслом смри-ти («внимание», «присутствие сознания»), о котором я уже говорил. Вспомним классическое определение йоги, данное в ЙС1.1: уо§аЛ СйаугШшгоёкаЛ: «Йога — это прекращение модификаций психики». Эти «модификации» или «активности» (вритти) суть ничто иное как актуализация в настоящем — в зависимости от обстоятельств и закона кармы (моральной причинности) — компенсаторных побуждений в отношении судьбы, представленных самскарами. Однако последние, будучи скрытыми рессорами человеческой активности, когда-то появились в читте в результате аналогичных модификаций, то есть модификаций, которые обязаны своим возникновением и формой своего выражения именно клешам.

Например, в комментарии Вьясы к ЙС 1.5 есть такое пояснение: «Самскары, принадлежащие такому-то виду, создаются с помощью модификаций психики, относящихся к тому же виду и, наоборот, модификации того или иного вида производятся соответствующими однородными самскарами. Таким образом, формы психической активности и самскары образуют неустанно вращающийся круг». Круг иллюзий, круг страданий и круг перерождений.

Как остановить его вращение? Очевидно, устраняя — посредством сознательного усилия — те клеша, которые подпитывают его своей энергией. Однако классическая йога, в отличие от санкхьи и адвайта-веданты, не считает это сознательное усилие достаточным. Фактически, с ее точки зрения, раз уж слепые и пагубные побуждения присутствуют в данном индивиде, — а они по определению есть в каждом — то они содержат способность воспроизводиться и бесконечно возобновляться в самих себе. С другой стороны, воспоминание, направленное на последовательное очищение психики от каждого конкретного отпечатка, оставленного как травматическим, так и вполне положительным опытом на протяжении всего «вращения» индивида в колесе перерождений, было бы буквально бесконечным процессом и в этом отношении вряд ли привело бы к какому-то результату.

Большая оригинальность Патанджали состоит в том, что он попытался проложить «срединный путь» между этими двумя крайностями. Этот метод — особенно бросающийся в глаза в тех частях текста, где обсуждаются высшие уровни йоги, обозначаемые

общим термином ватуаша или «обязательное требование», — состоит в тренировке способности — исследовать в свете фундаментальных принципов доктрины, тот процесс, посредством которого латентные тенденции проявляются в форме вритти («модификаций»). Исследовать с той целью, чтобы уловить и вовремя пресечь в них этот столь опасный аспект «компенсаторного требования». Такая программа лаконически сформулирована в ЙС 1.12: «Имеется блокировка [вритти] с помощью постоянной практики [психической концентрации] и с помощью бесстрастия»*. Чуть далее (ЙС 1.20 и комментарии) этот метод обозначается тем же самым термином смрити, но на сей раз в него вкладывается смысл «присутствия сознания» или «ясности сознания».

Справедливости ради надо сказать, что ЙС остаются весьма сдержанными в этом вопросе, во всяком случае, они не дают никаких конкретных примеров, которые бы помогли прояснить ситуацию. Вероятно, это объясняется первоначальной структурой текстов подобного жанра с их устным характером, отражающим отношения учителя иученика. Тем не менее тут и там возникает вопрос (например, в ЙС 1.50 и 51) о ргащакгХаъатъкага — «о санс-карах-штамповках, созданных мудростью», призванных поставить фильтры системе обычных самскар, неизменно ориентированных на «ментальное распыление» (ууийИапаватвкага).

Таковы ростки ясного сознания, систематически культивируемые и «пересаживаемые» в почву читты (сШа-ЪИйш^ для того, чтобы разрастаясь, они постепенно задавили «сорняки» обычных самскар. Или — если использовать более современную метафору — это своего рода анти-вирусы, которые вводятся в психический аппарат, «инфицированный» вирусом метафизического незнания.

Оригинальность Патанджали заключается здесь в двух вещах. С одной стороны, она выражается в утверждении, что эти ростки ясного сознания — помимо их непосредственных проявлений в некой конкретной ситуации — продолжают работать в бессознательном «сами по себе», чисто автоматически, и постепенно очищают псевдо-память от ее аффективных и пагубных сторон (например, ЙС 1.43). С другой стороны, он утверждает, что эти «хорошие» санскары, постепенно заменяющие «плохие», со временем тоже непременно должны быть устранены, а то колесо перерождения будет вращаться бесконечно.

abhyasavairagyabhyam 1аптго^аЬ 12.

Упражнения по психической концентрации должны не только способствовать лишению обычных самскар всех их чар, всей их соблазнительности, но также ввести и утвердить в практикующем убеждение, что всякое участие в игре мира, даже если она соответствует дхарме (морально-космическому закону), — совершенно напрасный труд. В ЙС 1.9 и 1.10, а также в комментарии Вачаспати Мишры к ЙС 4.28 говорится о ниродха-самскара («привычки блокировки») или о тенденциях, обретенных в результате остановки всей психической активности. Постепенно укореняющееся в йогине убеждение в том, что он не должен принимать участия в игре гун, закладывает в его «бессознательное» новые привычки. Последние выступают исключительно как «замедлители» и тормоза, своего рода рефлексы воздержания, которые вскоре не будут больше сопровождаться никаким философским или религиозным оправданием.

Таким образом адепту йоги предписано прогрессировать до последней ступени, когда все его «врожденные раны» окончательно закроются, а в нем самом не останется ничего, кроме пуруши наконец-то вернувшегося в самого себя, прозрачного для себя, как бы забывшего всю свою одиссею по сансаре. Этот уровень ЙС определяют как вашаёЫ аъатргащаХа «без осознавания объекта» или нирбиджа, то есть не содержащий в себе семян будущих рождений.

Предпосылки и процедуры классической йоги представляют собой яркий контраст по сравнению с предпосылками и процедурами психоанализа. Последний занимается прежде всего психопаталогией. У него нет никаких амбициозных намерений преобразовать, перепрограммировать основу психики больного неврозом, ни даже исследовать его бессознательное во всем его объеме. Единственное, что его интересует в бессознательном — это лишь то, что было подавлено, вытеснено. Психоаналитик сосредотачивается на определенных элементах, обычно сознаваемых, ассоциация которых с травматическими событиями привела больного к тому, что он запретил себе доступ к ним (обычно это происходит в раннем детстве). Исследуя сны и оговорки больного, психоаналитик стремится найти эти вытесненные содержания и вывести их к свету сознания. Припоминание, часто болезненное, конкретных травматических событий играет таким образом центральную роль в лечении, хотя оно конституирует только первый шаг на пути возвращения пациента к нормальности. Все другое — это перспектива йоги.

Про йогу:  Список рекомендуемой литературы по йоге | Федерация йоги России

Прежде всего йога делает относительным социальное по своему характеру разграничение между нормальностью и патологией, поскольку, строго говоря, в перспективе освобождения (мокши) обыганое человеческое состояние можно квалифицировать только как патологию. Вот почему йога — кроме, возможно, некоторый ее современный «адаптаций» — не интересуется деталями биографий своих адептов. Для нее — содержание бессознательного у разный индивидов, наследованное от бесконечного множества предшествующих жизней, приблизительно одинаково, во всяком случае,оно не содержит никаких значимыгх индивидуальных различий. Йога вообще не направлена против этого содержания и еще меньше против какой-то его детали. То, что она стремится устранить — это универсальный механизм взаимопорождения вритти и самскар. Йоги-ческий катарсис не является разновидностью воспоминания. В практике йоги псевдо-память, путанная и угнетающая, не столько просветляется и очищается от патогенный элементов, сколько растворяется и иссушается как таковая в своей целостности. То же, что приходит ей на смену, можно описать как решительное и окончательное забвение всех земныгх вещей.

Есть еще две темы, которые относятся к сюжету «Память и бессознательное». Однако их обсуждение требует отдельного разговора, поэтому я ограничусь только очень кратким их упоминанием.

Первое — это вопрос о соблазнах, которым подвергается йо-гин на достаточно высоких ступенях йогической практики (отсылаю вас к ЙС 3.53 и комментарии). Сутра гласит: «В случае приглашения от [существ], находящихся на [более высоких] ступенях [бытия, йогин не должен испытывать] ни тщеславия, ни радости, так как нежелательная привязанность [может появиться вновь]»-(перевод на русский Островской и Рудого). Согласно комментарию Вьясы, боги, находящиеся на более высокой ступени существования, пытаются совратить «продвинутого» йога разными соблазнами типа прекрасных женщин, эликсира вечной жизни, воздушныгх колесниц и прочего. Но йог не должен поддаваться этим соблазнам.

Похоже, речь идёт о том, что неисчислимые бессознательные тенденции, пока не получившие разрешения в опыте, но предчувствующие своё окончательное искоренение, как бы поднимаются всей своей массой в последнем порыве реализоваться любой ценой (пока ещё не совсем поздно). В этих условиях йог не должен утратить смрити в смысле «присутствия сознания», «памятования» о своей основной цели — освобождении от всего наследия сансары.

Вторая тема — это припоминание предшествующих жизней, достигнутое как «побочный продукт» тем йогом, который концентрируется непосредственно на бессознательных тенденциях (ЙС 3.18 и комментарии). В сутре сказано: «Благодаря непосредственному постижению санскар [возникает] знание прошлых рождений».

Обе эти темы появляются в третьей книге ЙС в контексте теории сиддхи, или сверхъестественных способностей. Обретение таких способностей соответствует достаточно высокой стадии практики, на которой, несмотря на ее «продвинутость», также возникают соблазны остановиться в своем движении к основной цели, или отклониться от нее. Сиддхи ставят целый ряд проблем, замыкающихся на вопросе об определении их теоретического статуса. Например, можно ли с помощью этих сверхспособностей представить бесконечную череду предшествующих жизней — вспомнить все? Тем не менее их присутствие в форме «содержания внутреннего опыта» не подвергается никакому сомнению. Отсюда возможность изобразить их в виде неких «компромиссных образований» (опять термин психоанализа) или «воображаемых переходов» между обычным способом пространственно-временного восприятия, с одной стороны, и чем-то «совершенно иным» (в смысле Хоркхаймера), присущим высшей концентрации — самадхи. В частности, понятие припоминания предшествующих жизней выступает в роли своего рода умопостигаемого перехода от путаной псевдо-памяти, свойственной обычному существованию, к полноте трансперсонального самосознания.

Перевод с французского В.Г.Лысенко

Резиновая рука

Я вижу перед собой розовую резиновую перчатку, одну из тех, в которых обычно моют посуду. Неужели этот простой и широко используемый в домашнем хозяйстве предмет поможет нам проникнуть в тайны мозга?

Я смотрю на свою левую руку. Справа от меня находится резиновая перчатка. В этом нет никакого сомнения. И это очень важный аспект осознания себя самого, ощущения своего собственного тела, границы которого мне хорошо известны. Мне также известно, что является его частью (левая рука) и что ею не является (рука или перчатка?).

Со всем этим нельзя не согласиться, но при чем здесь резиновая перчатка?

Именно она продемонстрирует нам, что восприятие собственного тела на самом деле довольно нестабильное чувство. И вы можете сами в этом убедиться, проведя небольшой эксперимент у себя дома. Положите одну руку под стол, при этом постарайтесь сохранять ее неподвижность.

В это время я кладу на стол перчатку как раз над тем местом, где должна была бы лежать ваша рука. Вы внимательно смотрите на перчатку, и в это время я начинаю одновременно ласкать и вашу руку, и перчатку. Я одновременно и одинаковым образом поглаживаю большой палец, тыльную сторону руки и перчатки и проделываю все это в течение пятнадцати секунд.

Вы спросите: «Как могло произойти, что в течение нескольких секунд перчатка настолько завладела нашим сознанием, что стала восприниматься как неотъемлемая часть нашего тела?»

Когда в обычных обстоятельствах вы видите, как что-то приближается к вашему телу и касается его, то ощущаете контакт именно в том месте, на которое устремлен ваш взгляд. То, что вы видите и чувствуете, накладывается одно на другое и совпадает.

Во время проведения эксперимента с перчаткой, когда я дотрагиваюсь, например, до указательного пальца, ваш мозг это чувствует и говорит: «Меня трогают за указательный палец». Но одновременно с этим он видит, как касаются указательного пальца на перчатке.

И поскольку оба ощущения — тактильное и визуальное — совпадают во времени, они интегрируются друг в друга и воспринимаются как одно событие. И единственное внятное объяснение этому явлению заключается в том, что указательный палец на перчатке есть не что иное, как ваш собственный палец.

Но если мы воспринимаем перчатку как собственную руку, не должно ли это как-то влиять на наше отношение к ней?

Да, такое случается, и мы имеем множество подтверждений тому, что фальшивая рука действительно интегрирована в схему нашего тела, в наши представления, которые сформировались в нас о самих себе. Например, если я во время действия этой иллюзии попрошу вас закрыть глаза и показать мне одной рукой другую, вы укажете не на вашу настоящую руку, а на перчатку.

Короче говоря, когда фальшивой руке грозит какая-либо опасность, активизируются те же самые зоны мозга, как если бы речь шла о настоящей руке. Некоторые из этих зон соответствуют чувству страха, другие же активизируются с целью реализовать желание спрятать руку, например, за спину.

Но как мы воспринимаем эту новую руку? Как замещающую настоящую? Или наш мозг верит в то, что у нас теперь целых три руки: две настоящих и одна резиновая?

В ходе действия этой иллюзии было продемонстрировано, что температура настоящей руки несколько снижается. В каком-то смысле мозг перестает воспринимать настоящую руку как часть вашего тела и больше не поддерживает на должном уровне ее температуру, вследствие чего она становится холоднее.

Иллюзия резиновой руки показывает, что осознание собственного тела, понимание того, из чего оно состоит, — вещь довольно хрупкая и что мозг можно легко обмануть. Теперь мы знаем, почему при некоторых заболеваниях мозга нарушается восприятие собственного тела.

Отдельные церебральные аномалии действительно воспроизводят ощущения, напоминающие иллюзию резиновой руки. Например, некоторые пациенты, страдающие гемиплегией (параличом левой половины тела в результате повреждения правого полушария мозга), искренне верят в то, что эта часть тела им не принадлежит.

В этой связи я вспоминаю об одной своей пациентке, которая в ответ на мой вопрос, принадлежит ли ей рука (причем в этот момент я держал ее за левую, парализованную руку), сказала, что это не ее рука, а моя. Но при этом она правой рукой убрала ее, пригрозив, что ударит меня, если я не прекращу ее трогать.

А есть и такие пациенты, которые, обнаружив, что левая половина их тела абсолютно инертна, жалуются на то, что в их постель положили постороннего человека. Так, один мой коллега рассказывал мне, что его пациент будто бы написал директору госпиталя жалобу, в которой сообщал, что персонал больницы дурно пошутил с ним, подложив к нему в постель… труп.

Теперь нашим читателям остается только приобрести пару перчаток, чтобы на собственном опыте убедиться в действии иллюзии резиновой руки. Небольшая подсказка: чем больше будет походить на настоящую руку то, что вы используете в качестве резиновой руки, тем лучше это сработает.

Оцените статью
Йога-Оздоровление
Добавить комментарий