Эго, Суперэго и Ид в психоанализе — Блог Викиум

Эго, Суперэго и Ид в психоанализе — Блог Викиум Позы

Обсуждение

Основной идеей, общей для этих различных точек зрения, является то, что Фрейд заблуждался, считая, что развитие и функционирование Суперэго у женщин является низшим по отношению к таковому у мужчин. Доклады о психоаналитических опытах, представляемые на протяжении многих лет, ясно обнаруживают у женщин сильное чувство вины, склонность к самокритике, чувство незащищенности, склонность уступать чужому мнению и важность доэдиповой связи девочки с матерью.

Это может быть истолковано и как следствие неудовлетворительно интернализированного Суперэго, и, что более предпочтительно, как поведение, свидетельствующее о сложных путях развития, тесно сплетенных с развитием Суперэго, как и с развитием характера.

Не нужно удивляться, что мы считаем, что любые представления о развитии Суперэго у женщин должны принимать в расчет множество факторов: сексуальность, агрессивность, связи матери с ребенком и отца с ребенком, формирование половом идентичности (которое мы обсуждали в седьмой главе), регуляцию нарциссического равновесия, разнообразие идеалов, устойчивость целей и вклад переживаний как доэдиповой, так и эдиповой и послеэдиповой стадий развития.

Среди этих многих факторов особенно важно при обсуждении развития Суперэго у девочки рассмотреть содержания идеалов и интроекций. Муслин (1972) подчеркивал, что, приняв во внимание, что специфические идеалы, запреты и моральные кодексы меняются от культуры к культуре, по его опыту, можно выделить общие элементы содержания Суперэго у женщин западной культуры.

Они включают в себя запрет на агрессивную активность, цензуру сексуальной активности, ограничение других форм инстинктивных проявлений, идеал «быть милой, ласковой, застенчивой» или «быть неагрессивной, чистой, опрятной», и часто ожидания того, что она станет матерью собственной матери.

Среди других современных комментаторов, Шафер (1974) и Бернштейн (1983) делали акцент на том, что различия в женских и мужских ценностях приводят к очевидным различиям в функционировании Суперэго, даже в случае слабости Суперэго. Концепция «твердость» против «гибкости» иллюстрирует это.

Читая работы Фрейда о Суперэго, мы поняли, что он подразумевал, что прочная структура, не подверженная воздействию эмоций прошлого и настоящего, является наиболее желательной. Напротив, мы сказали бы, что бывают случаи, когда гибкая структура, способная своевременно отвечать на окружающее, каким оно является в данный момент, более моральна.

Гиллиган (1982) с позиций психолога демонстрировала значимые различия в мужских и женских откликах на необходимость решить моральную дилемму; она заключила, что мужчины часто реагировали, исходя из приверженности абстрактным законам, тогда как женщины часто реагировали, исходя из того, что лучше для отношений.

С нашей точки зрения, ошибочное заключение о том, что Суперэго у женщин слабее, отражает воздействие внутрисистемного конфликта. Такой конфликт может начаться, когда, следуя за ранними указаниями Суперэго о послушании авторитету, женщина подчиняется мнению другого, для того чтобы поддержать отношения.

Затем директивы Суперэго, исходящие из более поздних источников, могут помочь ей принимать независимые решения. Но более ранние интроекции все еще имеют сильное влияние и противоречат более поздним. При такой дилемме даже самые независимые женщины могут временами страдают от нерешительности, колебаний и чувства вины.

Спорный вопрос о мотивации и временных рамках также важен для обсуждения половых различий в развитии Суперэго. Мы интерпретируем данные о развитии Суперэго, чтобы показать, что, в общем, у девочек формирование Суперэго начинается раньше, чем у мальчиков.

В некоторой степени это облегчается благодаря хорошо известному факту, что на первых годах жизни когнитивные способности лучше развиты у девочек, чем у мальчиков того же возрастание мы полагаем, что желание любви идеализированного объекта того же пола и страх потери этой любви являются первостепенно важными в развитии Суперэго.

Исход половой идентификации, нарциссизм и самоуважение тесно связаны с этим желанием. Следовательно, потребность разрешить конфликтные чувства любви и ненависти, приводящая к идеализации объекта любви того же пола, является центральной в формировании Суперэго.

У девочек этот конфликт должен быть разрешен до того, как произойдет эдипова прогрессия. Для мальчиков этот конфликт является центральным для разрешения эдипова комплекса. Следовательно, мы утверждаем, что у девочек центральной мотивацией для формирования Суперэго является ее желание любви идеализированной матери.

Часто это влечет за собой желание фантазийного, идеализированного чувства близости или единства, что, как девочка воображает, должно было быть частью ее связи с матерью в младенчестве. С появлением ведущей роли гениталий это часто принимает форму сближения со сказочной Богоматерью – типическим образом.

Конфликт стадии воссоединения, тем не менее, вместе с борьбой с излишним давлением и попыткой упрочить раздельную идентичность и чувство самостоятельности приводит девочку к страху потерять любовь идеала. Первые шаги девочки в формировании Суперэго затем представляют собой ее попытки разрешить этот конфликт.

Хорошо разработано: конфликт стадии воссоединения и гнев на мать сталкиваются с ощущением, что она любима матерью. Утрата чувства интимной близости ведет к чувству амбивалентного и фрустрации других желаний. Теперь проекции искажают реальную мать, но ранние идентификации с запретами, требованиями этой искаженной материнской репрезентации в попытке разрешить сильную болезненную амбивалентность, формируют основу ее Суперэго.

Рассматривая пример Бет, трех с половиной лет, обратим внимание на ее обращение с другими детьми: из за импульсивности своего поведения, она сторонилась других детей, щипалась, таскала за волосы и била их. Всякий раз, когда она была недовольна, она дралась, а когда ей выговаривали, она упорно забиралась под стол и рыдала, заявляя, что ее никто не любит.

Она делал так, опасаясь любого вида интимности в отношениях, и будучи чрезмерно зависимой от других в поддержании своего самоуважения. Ее мать, боящаяся, что контроль над Бет недостаточен, реагировала на это неправильно, обрывая ее, применяя силу, допуская пугающие проявления гнева и отстаивая свой контроль, ругая ее за то, что она никогда не думает о других людях и часто сравнивая ее (не в ее пользу) с сестрой, которая была на два года младше, пока Бет не была полностью деморализована, и ее сердце не было разбито.

Бет пыталась, в соответствии с указаниями, думать о других, что она понимала как противопоставление «себя и других», ее когнитивное развитие еще не позволяло ей понять истинную благопристойность, слушалась их, но все равно чувствовала только неодобрение, на что реагировала гневом. Отец, пытаясь смягчить влияние матери, считал свою негативную реакцию на поведение Бет адекватной.

В ходе терапии главным желанием переноса была фантазия, что Бет и аналитик – близнецы. Она любила рисовать, но считала, что рисунки аналитика лучше, ее собственные рисунки не казались ей хорошими, если ее рисунки были лучше, она опасалась ревнивого гнева аналитика, который может опустошить ее чувства.

Поэтому она делала вывод, что будет лучше, если она и аналитик будут одинаковыми – или близнецами. Они провели многие часы, рисуя «рисунки близнецов», на которых аналитик делал то же, что делала Бет. Таким способом она воссоздала не только свое регрессивное желание чувства единства и преданности, но также свой поиск идеализированной матери.

Хотя патология Бет не может быть взята как пример нормального развития, она, тем не менее, показывает преувеличенную картину того, что обычно обнаруживается в раннем развитии женщин, где разногласия между контролем и конкуренцией, основанные не на эдиповых переживаниях, а на нарциссическом сравнении женской красоты являются наивысшими.

Затем это разрушает желанную близость с матерью. Одним из следствий этой динамики может быть то, что девочка может быстро сдаться в борьбе за независимость в угоду пассивной уступчивости и в поддержку регрессивной фантазии о том, что она – младенец.

Поскольку примитивные самокритичные элементы интроекций и идеалов имеют постоянное влияние, они менее подвержены переменам, чем более поздние, более реально ориентированные элементы, авторитетные фигуры продолжают рассматриваться как враждебные и жесткие, что усиливает пассивное подчинение.

Хотя амбивалентность периода воссоединения у мальчиков также ведет к интернализации конфликта, в этом случае половое отличие отталкивает его от чувства близости к матери и ведет к отдаленности и чувству отличия от нее, к отождествлению с идеализированным отцом, вместо подчинения требованиям матери.

Поскольку Фрейд считал, что формирование Суперэго связано только с Эдиповым комплексом и преимущественно применимо к мужчинам, неудивительно, что он делал вывод, что важнейшим является элементом страх кастрации. Однако, мотивация формирования Суперэго не так проста и меняется с течением времени, как мы уже описали в предыдущей главе.

Разумеется, одним из наиболее важных аспектов развития женщины является сильная привязанность девочки к матери и трудность существования вне ее. Успешная эдипова прогрессия включает в себя не просто смену объекта. В нашем обсуждении половой идентификации в следующей главе мы подробно опишем трудности, которые возникают у девочек при отказе от привязанности к матери при одновременном отождествлении и соревновании с ней.

Часто она достигает эдиповой прогрессии только ценой постоянной сильной ненависти к матери. Даже если она имеет дело с этими чувствами только через формирование реакций, они могут сформировать жесткое, критичное и наказующее Суперэго. Часто девочки оказываются не в состоянии до конца оставить мать и сохраняют привязанность к ней на всю жизнь. Балинт (1973) описывает женщин, которые переносили свою привязанность на других женщин, но оставались доэдиповыми в том, как заботились о них и обращались с ними.

Хотя такая борьба наблюдается часто, на удивление малую роль в формировании Суперэго женщин играет агрессия. Действительно, враждебные импульсы и связанные с ними конфликты подразумеваются во многих формулировках, но акцент делается на сексуальности – чувстве вины за мастурбацию, эдиповых желаниях, желании получить отцовский пенис и так далее.

Современные исследования показывают, что враждебные импульсы имеют много источников, это не просто реакция на разочарование и нарциссическую обиду на отсутствие пениса, не менее важными, чем этот, являются сексуальные источники. Малер, например, обращала внимание на чередование отдаления и освобождения начавшего ходить ребенка с призывающим и сближающим поведением, что она назвала амбитенденцией (Mahler et al., 1975).

Этот феномен обычно появляется у девочки, начавшей ходить, одновременно с построением ее собственной индивидуальной идентичности и способности независимо функционировать. В этот период регрессивная связь объединения мать–дитя разрушается независимостью и идентичностью девочки.

Агрессия служит развитию отделения–индивидуации, но сила ненависти и гнева на мать может преждевременно разрушить идеал мать. В результате возникает преждевременно и пассивно сформированный характер или задержка в подчинении матери, прерывание разрешения конфликтов развития и задержку в формировании способности переносить амбивалентность.

Потеря идеализирующего взгляда на мать также прерывает интернализацию руководящих, оберегающих и поддерживающих интроектов. Вместо этого девочка формирует ниспровергающую точку зрения на объект и интернализирует враждебные, бескомпромиссные интроекты.

Идентификация с негативным объектом подвергает ее риску сформировать негативный образ себя, и в результате получается личность с ненавидящим самокритичным Суперэго и уязвимым самоуважением. Наделсон и ее коллеги (1982) подчеркивали, что матери часто критически осуждают враждебные импульсы своих дочерей.

Маленькая девочка начинает бояться ответного лишения любви (наказания за гнев); к тому же собственный гнев девочка ощущает, как разрыв связи, препятствующий наслаждению от ощущения материнской любви и идеализации матери. Это способствует расширению враждебности интроектов и чрезмерному увеличению самокритикующей функции Эго.

Насколько сильны фантазии о потере любви, настолько же сильна тревога девочки; ее чувство утраты раннего взращивающего материнского Эго идеала, поэтому ее гнев, направленный вовне, приводит к еще большей тревоге и обесцениванию матери. Благодаря защитным возмещающим усилиям разрешить чувство амбивалентности, девочка старается быть хорошей, чистой и опрятной, чтобы вернуть материнскую любовь.

Делая это, она часто вовлекает подчиненную и мазохистскую позиции во внутренний авторитет (и обуславливает этим будущее Суперэго) для поддержания объектной связи и предотвращения утраты любви. Этот страх возникает оттого, что она проецирует свои враждебные интроекты (Blum, 1976).

Хотя формулировки Кернберга (1976) не создавались специально для женщин, они уместны при рассмотрении препятствий на ранних фазах формирования Суперэго у женщин. Он описал, как патогенный эффект раннего преобладания агрессии в результате искажает образов родителей.

Он прерывает интернализацию более поздних, более реалистичных образов родителей, так что сохраняются ненавидящие, враждебные (Кернберг предпочитал говорить – садистичные), разрушительные и легко проецируемые качества Суперэго. Это оборачивается столкновением с более высокими уровнями Суперэго и с развитием интернализации системы ценностей.

Про йогу:  Азарова Лариса | Круг Жизни I

Такой недостаток может принять форму патологической интеграции враждебных и идеализированный репрезентаций себя и объекта; тогда идеал доминирует в агрессивных аортах и приобретает характеристики враждебных требований совершенствования, вызывающих чрезмерное подавление инстинктивных проявлений.

Сходная динамическая картина может возникнуть из за патологии матери (Lax, 1977). Рождение дочери может вывести мать из душевного равновесия, так как это событие может иметь для нее различные бессознательные значения. Возможно, она бессознательно желает пенис и потому предпочитает мальчика.

По этой или какой либо другой причине мать оказывается не в состоянии развить генитальную материнскую озабоченность (Winnicott, 1956), поскольку ребенок не соответствует ее фантазии о ребенке. Возникающий у девочки образ себя затем объединяется с позицией, обесценивающей мать, и девочка затем познает себя как существо, негодное для любви, никчемное и неадекватное.

Конфликты анальной и детской генитальной фаз добавляются к ниспровергающему чувству неполноценности, мать сама по себе не воспринимается как идеал. Интернализация отвергающей, обесценивающей матери ведет к мазохистской самообесценивающей позиции и примитивному, жесткому и враждебному Суперэго.

Обнаружение девочкой анатомических различий может привести к компромиссу в конфликте стадии воссоединения, если идеализация матери серьезно подрывается каким либо из описанных способов. Девочка уже не хочет быть как мать, она чувствует нарциссическую обиду, гнев и разочарование, пришедшие с этим открытием (Jacobson, 1954, 1964).

Зависть к пенису может развиваться, но это вторично по отношению к неспособности девочки разрешить ее амбивалентность по отношению к матери (Roiphe & Galenson, 1981; Grossman & Stewart, 1976). В этих обстоятельствах, зависть к пенису может часто сопровождаться обесцениванием женственности и отождествление с отцом и с его идеалами.

Хотя эти обстоятельства делают эдипову привязанность девочки к отцу трудной или задерживают ее эдипово соединение с ним, эдипова прогрессия может, тем не менее, произойти. В этом случае вся любовь и нарциссические ожидания направлены на отца, а разрушительный, чрезмерный эдипов гнев и враждебность связываются с соперничеством с матерью.

Если мать является предметом этих негативных чувств, тогда интроекты, основанные на раннем познании матери, превратятся во враждебность, направленную наружу. Из за этого увеличится потребность в отце и в его любви. Следовательно, тревога девочки по поводу ее продолжающегося гнева будет фокусироваться на нарциссической угрозе – неотзывчивости отца и враждебности матери и лишения ее любви.

Страх наказания за эдиповы желания затем комбинируется вокруг пугающих образов, которые могут включать в себя некоторые формы повреждения тела, выстроенных на раннем чувстве беспомощности и бессилия. Девочка может проявлять такие страхи по разному. Одна шестилетняя девочка, после того, как описала, как ей приятно, когда ее щекочет отец, увидела сон, в котором ее щекотал вампир.

Неразрешенные конфликты по поводу агрессии, обращенной на мать, могут сделать девочку уязвимой к переживанию неизбежного в процессе развития эдипова разочарования, как очень болезненного отказа. Она чувствует, что она недостаточно красивая, не подходит для любви и недостаточно хорошая, и это предшествует крушению иллюзий в отношении матери. Эти же чувства снова возникают в связи с возрождением самообесценивания.

Окончательное укрепление Суперэго девочки почти не зависит от влечений и враждебных интроекций. Внутренние образы зависят от того, в какой степени отец способен уберечь ее и помочь ей на стадии воссоединения. Отец может помочь девочке снизить агрессию (Herzog, 1982), такая помощь полезна девочке для понижения враждебности к матери и также к ней самой в ее враждебных интроектах.

Для этого, чтобы выйти из затруднительного положения, нужно, чтобы отец был для дочери добавочным голосом авторитета и дополнительным источником благополучия, чтобы он адекватно поддерживал ее эдипово развитие и был эмпатичен к ее эдипову разочарованию.

Работа эго психологов

Появление структурной теории Фрейда пробудило интерес к роли объекта в формировании психической структуры, и это привлекло внимание к изучению младенцев и маленьких детей. В историческом плане интересно отметить, что исследователи, работавшие три четыре десятилетия назад, могли опираться лишь на хэмпстедские сообщения, на результаты проводившихся тогда работ и на реконструкции, созданные в ходе аналитической работы со взрослыми и детьми, – никаких других систематических данных по детям в аналитической схеме тогда не было.

Хартманна особенно интересовало развитие Эго (1939, 1953, 1956). Он не был согласен с представлением Фрейда (1923а), что Эго – это часть Ид, модифицированная воздействием внешнего мира, и что центральное место в развитии Эго занимает конфликт с матерью.

Он утверждал, что определенные функции Эго доступны с рождения, что они имеют «первичную самостоятельность», а не рождаются из конфликта, и что они принадлежат «свободной от конфликта зоне». Он также предположил, что изначально все психические структуры недифференцированны, поскольку Эго в том смысле, в каком оно проявляется позднее, вначале не наблюдается, так же, как и Ид. Поэтому вначале невозможно выделить функции, которые впоследствии будут служить Эго, и те, что будут отнесены к Ид.

Хартманн, в соответствии с метапсихологическими веяниями того времени, интересовался также прояснением концепции Эго (1950, 1952). Термин Фрейда «das Ich» (который Страхей перевел как «Эго»), в немецком языке имеет два значения: «воспринимаемое я» (то есть воспринимаемое чувство самого себя как отдельной личности с непрерывной идентичностью) и, особенно после введения структурной модели, – «гипотетическая психическая структура».

Хартманн концептуально разграничил Эго как субструктуру личности, или систему, определяемую своими функциями (1950, стр. 114), и Я как «собственно личность» – то есть целостную личность (стр. 127). Его попытки прояснить термин «Эго» привели к пересмотру концепции нарциссизма.

Вместо представления Фрейда о либидном вкладе в Эго (Эго в том смысле, в котором оно понималось в то время, когда Фрейд выдвинул эту концепцию, но легко смешиваемое с Эго структурной теории), Хартманн предложил, в согласии со структурной теорией, рассматривать нарциссизм как либидный вклад в «я», точнее, в репрезентацию «я».

Согласно Бреннеру, Хартманн внес это уточнение на встрече Нью Йоркского психоаналитического общества довольно небрежно: разграничение Эго отнюдь не было его главной темой, – однако последующая дискуссия явно имела огромное влияние. Бреннер вспоминает, что «на Эдит Якобсон, присутствовавшую в аудитории, произвело очень большое впечатление выступление Хартманна, и между ними завязалась живая дискуссия… идея использовать термин „я“, несомненно, привлекла ее… с тех пор он стал привычным психоаналитическим термином» (1987, стр. 551).

Якобсон приветствовала разделение Хартманном Эго как психической структуры, «я» как целостной личности, репрезентаций «я» и объекта. Она сочла эти концепции особенно полезными для понимания процессов интернализации в течение раннего психического развития и формирования определенных типов патологии раннего происхождения.

Она предложила гипотезу о процессе развития образа себя, основанную на идее, что ранние репрезентации «я» и объекта ассоциируются с приятным и неприятным опытом, и, таким образом, репрезентации «плохого» и «хорошего» Я, «плохого» и «хорошего» объекта появляются раньше интегрированных репрезентаций.

После того, как было введено понятие ощущения собственного «я», на передний план вышла тема формирования чувства идентичности у ребенка и его нарушений. Эриксон (Erikson, 1946, 1956) выдвинул гипотезу, что формирование идентичности происходит всю жизнь, являясь частью психосоциального, а не только психосексуального развития, что оно тесно связано с культурной средой и сложившейся ролью индивидуума в обществе.

Для него чувство идентичности включает сознание «непрерывности синтезирующих механизмов Эго» (1956, стр. 23 и элементов, общих для определенной культурной группы. Гринэйкр предложила более точную формулировку, в которой подчеркивается, что чувство идентичности появляется в отношениях в с другими людьми (1953а, 1958).

По ее определению, сознание собственного «я» связано с возникновением отдельных психических репрезентаций «я» и объекта и появляется одновременно со способностью сравнивать эти репрезентации. Сознание собственного «я» связано со «стабильным ядром» идентичности.

Гринэйкр отличала данную способность от способности простого сравнения воспринимаемых образов, присутствующей в когнитивном функционировании с раннего младенчества. Она указала, что, несмотря на «стабильное ядро» идентичности, чувство идентичности всегда может измениться в зависимости от отношений индивидуума с окружающей средой.

Использование представлений о репрезентациях «я» и объекта в теории идентичности и нарциссизма открыло другим исследователям путь к прояснению аффективных аспектов «я», регуляции самооценки, роли Суперэго и связи всего этого с нарциссическими расстройствами (см.

, например, Reich, 1953, 1960). Сандлер (Sandier, 1960b) высказал идею, что на раннем этапе формирования репрезентаций «я» и объекта возникает активное восприятие объекта, служащее защитой от чрезмерного наплыва неорганизованных стимулов и потому сопровождающееся определенным чувством безопасности, которую Эго стремится сохранять.

Хартманн, Якобсон и Сандлер единодушно рассматривали развитие и сохранение репрезентаций «я» и объекта как базовые функции Эго и Суперэго. Концептуальная разработка этих репрезентаций, однако, со временем легла в основу множества теорий, специально посвященных объектным отношениям, которые отделились от структурных концепций, вместо того, чтобы интегрироваться с ними (обзор и обсуждение см. в J. G. Jacobson, 1983a, 1983b).

В результате возникли и по сей день сохраняются различные взгляды на формирование психических структур и концептуальные неясности. Разделение «я» и Эго, а также идея свободной от конфликта зоны побудили некоторых теоретиков ограничить применение структурного подхода сферами Эдипова комплекса и инфантильного невроза. Кохут (1977) и его последователи (см. Tolpin, 1978;

Stechler & Kaplan, 1980), например, утверждают, что рассмотрение конфликта и структур треугольной модели в большей степени подходит для завершающих лет раннего детства, – то есть для фазы разрешения конфликтов Эдипова комплекса (имеется в виду, что только на этой фазе формируется Суперэго, и, в связи с этим, можно говорить об Ид, Эго и Суперэго как об интернализованных структурах).

Расширение этого подхода выразилось в формулировании представлений о патологических синдромах, в которых, по видимости, инфантильный невроз не играет никакой роли. Это способствовало распространению взгляда, что психопатология, отражающая исходно доэдиповы элементы, наилучшим образом концептуализируется в рамках объектных отношений.

Так возникла искусственное разделение психопатологий, происходящих от дефицита, и психопателогий, происходящих от конфликта. В результате теории, основанные на объектных отношениях или на психологии «я», ведут подчас к раздутым выводам об этиологической роли дефицита среды, оставляя изучение конфликтов и неврозов, а также применение структурной модели невротических симптомов предположительно более поздней этиологии.

В основе этих теорий лежат два заблуждения. Первое: отделение Хартманном «я» как целостной личности от Эго как структуры означает их взаимоисключение; и второе: Фрейд, введя структурную модель, отказался от эмпирического значения, прежде вкладываемого им в термин «das Ich».

Таким образом, в английском переводе, с уточнениями Хартманна и Якобсон, было утрачено исходное богатство концепции Фрейда. Разграничения и классификации Хартманна и Якобсон, вначале проясняющие, привели впоследствии к большой теоретической путанице и неопределенности.

Например, теперь некоторые аналитики ограничивают термин «Эго» абстрактным системным значением, рассматривают его как реликт устаревшей механистической структурной метапсихологии, и работают преимущественно с эмпирической частью концепции, используя понятия из сферы репрезентаций «я» и объекта.

Однако едва ли возможно долго мыслить в русле психоаналитической психологии без обращения к внеэмпирическому, концептуальному, внутреннему пространству психических структур. В результате исходно эмпирическая концепция «я» становится структурой и ей присваиваются различные функции низвергнутого Эго.

Таким образом, как указывал Спрюйелл (1981), понятие «я» взяло на себя множество непроясненных значений, принадлежавших сфере «das Ich». В качестве примеров можно указать концепцию Кохута «Я высшего порядка», идею Штерна (1985) о том, что чувство собственного я является организатором развития, указания Сандлера (1962, 1964, 1983)

и Эмди (1983, 1988а) на организующие и саморегуляторные процессы «я». Их описания поразительно напоминают описания в работах Фрейда (1923а, 1926), а также хартманновские обсуждения организующих, регулирующих функций Эго (1950). Размышляя о миссии Хартманна в деле прояснения психоаналитических концепций, Бреннер говорит, что брожением в недрах современного американского психоанализа «мы обязаны прежде всего Хайнцу Хартманну» (1987, стр.551).

В результате разделения структурных концепций и теорий объектных отношений появились два вида теорий мотивации. Первый рассматривает мотивацию в связи с поиском инстинктивного удовлетворения, и объект считается вторичным по отношению к инстинктивному удовольствию.

Про йогу:  Семинар «В своем ритме. Африканская йога» - ИНБИ

Во втором первичным считается желание воспроизводить приятные взаимодействия с другими людьми. Во втором виде теорий врожденная склонность к привязанности (Bolby, 1958, 1969), либо стремление поддерживать безопасность (Sandier, 1960b, 1985) по мотивирующей силе приравниваются к потребности инстинктивного удовлетворения.

К сожалению, описанные два рода теорий, будучи искусственно изолированными друг от друга, стали тенденциозными. В первом преуменьшается или даже отрицается любая мотивация, кроме удовлетворения инстинктов, во втором делается чрезмерный акцент на объектных отношениях и функциях Эго и недооцениваются инстинктивные потребности.

Хартманна интересовал процесс развития и то, как отношения с другими людьми ведут к формированию стабильных, независимо функционирующих психических структур. Он критиковал упрощенные критерии, основанные на «плохой» и «хорошей» матери, в которых учитывается только один аспект процесса развития.

Он указывал, что иногда позднее развитие Эго компенсирует «плохие» ранние объектные отношения, и наоборот, так называемые «хорошие» объектные отношения могут стать препятствием для развития, если ребенок не использует их для усиления Эго, а остается зависимым от объекта (1952, стр. 163).

Хартманн считал, что благоприятный конечный исход развития может объясняться эластичностью психики ребенка и опытом поздних стадий развития; он предполагал, что развитие Эго разными способами связано с объектными отношениями, – например, через достигнутую степень постоянства объекта. Он писал:

«Долгий путь лежит между объектом, существующем лишь потому, что он удовлетворяет потребности, до той формы удовлетворительных объектных отношений, которая включает в себя постоянство объекта» (стр.63). Он считал релевантной концепцию «объективации» объекта Пиаже (1937) (достижение интегрированной когнитивной интеллектуальной репрезентации, происходящее к 18 20 месяцам, – см. Fraiberg, 1969), однако он полагал, что психоаналитическая концепция постоянства объекта включает нечто большее.

Многие авторы вслед за Хартманном использовали различные понятия постоянства объекта, но из за недостатка последовательности концепция остается неясной. Некоторые теоретики подчеркивают привязанность младенца к матери, сохраняющуюся даже несмотря на угрожающие жизни патологические ситуации (Solmt &

Neubauer, 1986), но эта привязанность не способствует независимому психологическому функционированию. Другие больше фокусируются на внутрипсихической репрезентации матери. Эти различия становятся важны, когда мы стремимся понять и вылечить заброшенных униженных детей, или понять взрослых, помнящих об особенно нездоровом раннем детском опыте, но, тем не менее, сохранивших в целом нормальное психическое функционирование.

Спитц и Коблинер (1965) рассматривают постоянство либидного объекта, описывая, как к восьми месяцам мать становится постоянно предпочитаемым объектом либидных потребностей младенца. С той поры, как мать делается либидным объектом, младенцу становится важно, кто о нем заботится, и смена этого лица переживается не легко.

Концепция постоянства объекта Анны Фрейд по акцентам и временным координатам близка к идее Спитца о постоянстве либидного объекта, – в первой, как и во второй, подчеркивается либидный вклад. Анна Фрейд пишет: «Говоря о постоянстве объекта, мы имеем в виду способность ребенка сохранять объектный катексис независимо от фрустрации или удовлетворения.

Пока постоянство объекта не установлено, ребенок декатексируется от неудовлетворительного или не удовлетворяющего объекта… Новый поворот к объекту происходит, когда вновь появляется желание или потребность. После установления постоянства объекта лицо, представляющее объект, сохраняет свое место в психическом мире ребенка, независимо от того, удовлетворяет оно его или фрустрирует» (1968, стр. 506).

В то время как Анна Фрейд и Спитц подчеркивают привязанность восьмимесячного младенца к матери, Малер сосредотачивает внимание на внутрипсихическом измерении – психической репрезентации матери и характере ее функционирования. Она также использует понятие «постоянства либидного объекта».

По ее мнению, оно достигается тогда, когда внутрипсихическая репрезентация матери так же, как реальная мать, обеспечивает «поддержку, комфорт и любовь» (1968, стр.222). В представлении Малер, на первом этапе этого процесса должна быть установлена надежная привязанность к матери как к постоянному либидному объекту (так же, как у Спитца и Анны Фрейд).

Второй шаг – интеграция стабильной психической репрезентации. Он включает в себя не только когнитивную интеграцию, но также определенное разрешение амбивалентности анальной фазы, чтобы положительные и отрицательные качества могли быть интегрированы в единую репрезентацию (McDevitt, 1975, 1979).

Обладая интегрированной, прочной внутренней репрезентацией, за которую можно «ухватиться» при лишениях или в гневе, ребенок способен извлекать значительно больший комфорт из внутреннего образа. Малер полагает, что постоянство либидного объекта никогда не достигается в полной мере: это процесс, продолжающийся всю жизнь.

Однако мы должны признать, что с установлением определенной степени постоянства объекта, межличностные отношения могут перейти на более высокий уровень, потому что индивидуум способен сохранять одновременно общность и независимость. Если эта цель развития не достигается, в межличностных отношениях индивидуума остаются черты инфантильности, зависимости и нарциссизма.

Словарь встречающихся терминов

Многие термины, вошедшие в психоанализе в повседневное употребление, постепенно приобрели целый ряд значений. Этот словарь предназначен для того, чтобы прояснить использование нами в данной книге каждого конкретного термина: мы не задумывали его как исчерпывающее авторитетное руководство по психоаналитической терминологии.

Он в первую очередь ориентирован на то, чтобы дать такое объяснение терминов, которого было бы достаточным для продолжения чтения этой книги без перерыва на просмотр дополнительной литературы. Рекомендуем еще четыре источника для тех, кто захочет больше узнать о любом из упоминаемых здесь терминов: L. E. Hinsie and R. J. Campbell.

Psychiatric Dictionary, 4th ed. (New York: Oxford University Press, 1970); J. LaPlanche and J. –B. Pontalis, The Language of PsychoAnalysis (London: Hogarth Press, 1973); B. E. Moore and B. D. Fine, eds. Psychoanalytic Terms and Concepts (New Haven and London: Amer. Psychoanal. Assn. and Yale Univ. Press, 1990); и C. Rycroft, A Critical Dictionary of Psychoanalysis (Middlesex: Penguin, 1972).

АВТОНОМНОСТЬ (AUTONOMY) Свойство независимого функционирования. Что касается психических систем, например Суперэго, то говорят, что оно функционирует автономно, если его функционирование не нарушается конфликтом и не зависит от поддержки со стороны взрослых.

АДАПТАЦИЯ (ADAPTATION) Способность приспосабливаться к внутренней или внешней реальности. Она часто требует приведения собственных внутренних потребностей в соответствие с окружающей средой, но может потребовать и использования определенных защитных механизмов, например, во внутренней психической реальности.

АККОМОДАЦИЯ (ACCOMODATION) Понятие Пиаже, относящееся к способу связи с окружающей средой в терминах уже имеющейся информации о ней, или то, что Пиаже называет «внутренними схемами». Примером может служить ребенок, который впервые видит обезьянку, и та кажется ему кошкой: она примерно такого же размера, и он о кошках уже наслышан. Это понятие Пиаже напоминает аллопластическую адаптацию.

АЛЛОПЛАСТИЧЕСКИЙ (ALLOPLASTIC) Тип адаптации, характеризуемый способностью человека добиваться реакции из окружающей среды для удовлетворения внутренних потребностей или желаний, а также относиться к окружающей среде главным образом в свете этих желаний и потребностей.

Эта способность играет решающую роль в раннем младенчестве, когда ребенок должен быть в состоянии пробудить внимание окружения к себе с тем, чтобы выжить. Но не проходящая склонность манипулировать окружающей средой как единственным (или главным) средством удовлетворения своих внутренних нужд или разрешения конфликтов считается ненормальной и может указывать на патологию.

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ (AMBIVALENCE) Одновременное присутствие сильных противоположных чувств (любви и ненависти) по отношению к одному и тому же человеку.

АНАКЛИТИЧЕСКИЙ (ANACLITIC) Тип зависимости, когда один человек полагается на другого в удовлетворении либо основных потребностей, либо физических или психологических потребностей. Отношение младенца к матери всегда носит аналитический характер.

АНАЛЬНАЯ фаза (Стадия) (ANAL PHASE) Стадия развития либидо, когда наибольшее удовольствие сфокусировано на функционировании анальной зоны. Это главным образом удовольствие от дефекации или задерживания каловых масс.

АССИМИЛЯЦИЯ (ASSIMILATION) Создание новых внутренних схем в ответ на новую информацию из окружающей среды. Это понятие Пиаже напоминает аутопластическую адаптацию (см. ниже). Примером может служить ребенок, который видит обезьянку и, зная, что это не кошка, создает новую категорию: животные могут быть кошками или обезьянками.

АУТИЗМ (AUTISM) Расстройство развития органического происхождения, результатом которого является ослабление социальных взаимоотношений, обычно сопровождающееся качественным ухудшением вербального и невербального общения. Этот термин заимствован Малер из психопатологии и обозначает первые несколько недель жизни ребенка, когда он, в противоположность более поздним этапам развития, менее способен к взаимодействию с родителями.

АУТОПЛАСТИЧЕСКИЙ (ADTOPLASTIC) Способность осуществлять внутренние (или психические) модификации в ответ на воздействия окружающей среды. Указанная способность требует проверки реальности и в большинстве случаев подразумевает способность к внутреннему компромиссу и отсрочки удовлетворения.

АУТОЭРОТИЗМ (AUTOEROTISM) Сексуальная стимуляция и удовлетворение без прибегания к внешним раздражителям. Примером может служить мастурбация в любой форме.

Аффект (AFFECT) Многогранное психологическое явление, включающее мотивационные, соматические и другие выражения чувств, с которыми связана идея или компонент сознания. Его необходимо отличать от эмоции и от чувства.

Аффект ТРАВМА (AFFECT TRAUMA) Так часто называют первую фрейдовскую модель психики. (См. также модель ВЛЕЧЕНИЕ РАЗРЯДКА.)

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ (UNCONSCIOUS) Ментальное содержимое и процессы, которые в любой момент времени находятся вне пределов сознания и не могут быть осознаны. В психоаналитической теории признается два вида бессознательного. Описательное бессознательное – это любой материал, недоступный осознанию.

Динамическое Бессознательное (которое отличают в написании по заглавной букве «Б»), относится к ментальному содержимому и процессам «системы» Бессознательного топографической модели, которые недоступны сознанию и не могут его достичь из за противодействия вытеснения и других защит.

БИСЕКСУАЛЬНОСТЬ (BISEXUALITY) Совокупность черт характера и сексуальных желаний, которые присуши как своему, так и противоположному поду. Примером может служить человек, который находит в себе и мужские и женские черты и хочет половых отношений с обоими полами.

ВЛЕЧЕНИЕ (DRIVE) В Стандартном издании работ Фрейда повсеместно используется термин Trieb, переводимый как «инстинкт». Однако, в противоположность автоматическому, основанному на стереотипах инстинктивному поведению (которое мы видим у низших животных), в психоаналитическом употреблении этот термин обозначает психологическое явление.

Это ментальное соответствие биологической силы, вносящей мотивирующий вклад, то есть побуждаеющей ум к действию. В отличие от моторной деятельности, которая у животных следует сразу после возбуждения, у человека в данной ситуации поведение зависит от Эго. Это создает возможность пластичного, разнообразного выражения реакции на бессознательный импульс.

ВНЕОПЫТНЫЙ (NONEXPERIENTIAL) Гипотетические аспекты психических функций, такие как защитные механизмы, или психические системы (Ид, Эго и Суперэго). Понятия о психическом функционировании являются центральными в теории психоанализа и имеют клиническую ценность для понимания механизмов, определяющих поведение, не являясь при том частью нашего опыта.

ВНУТРИСИСТЕМНЫЙ (INTRASYSTEMIC) В тройственной модели психики Ид, Эго и Суперэго именуются системами. Когда между импульсами или влечениями внутри одной системы существует конфликт, он называется внутрисистемным. Конфликт идеалов – это типичный внутрисистемный конфликт внутри Суперэго. (См. также МЕЖСИСТЕМНЫЙ.)

ВСПОМОГАТЕЛЬНОЕ Эго (AUXILIARY EGO) Говорят, что мать (или любой другой осуществляющий уход человек) выступает в качестве вспомогательного Эго, если она заботится о ребенке, защищает его, создает ему комфортные условия и оберегает от излишней внутренней или внешней стимуляции.

ВТОРИЧНАЯ АВТОНОМНОСТЬ (SECONDARY AUTONOMY) Состояние функций Эго, которые берут начало в областях конфликта, но достигают независимого функционирования. Примером является опрятность.

ВТОРИЧНЫЙ ПРОЦЕСС (SECONDARY PROCESS) Мышление, для которого характерны рационализм, логичность и упорядоченность. В огромной степени опирается на вербальный символизм и функционирует главным образом в адаптации к реальности. Может быть сознательным и бессознательным. (См. также ПЕРВИЧНЫЙ ПРОЦЕСС.)

ВЫТЕСНЕНИЕ (REPRESSION) В ранних работах Фрейда этот термин первоначально обозначал любую защитную деятельность, но затем его употребление стало ограничиваться специфическим видом защиты, когда деятельность психики или содержание желаний, фантазий, событий раннего детства устраняется от сознания путем процесса, который человек не осознает.

генитальная фаза (GENITAL PHASE) Последняя стадия психосексуального развития. Она начинается в подростковом возрасте и означает биологическую возможность оргазма. Как только человек достигает генитальной фазы, составные сексуальные влечения ранних стадий психосексуального развития обычно организуются с целью получения конечного генитального удовлетворения, хотя они и могут быть использованы для полового возбуждения в процессе предваряющей сексуальной игры.

ЗАВИСТЬ К ПЕНИСУ (PENIS ENVY ) Неприятное чувство, часто сопровождаемое пониженным чувством собственного достоинства, вызываемое жадным тяготением к мужскому фаллосу. Фрейд видит в ней коренную черту психологии женщины. Это представление было подвергнуто тщательному изучению и выяснилось, что и мальчики страдают завистью к пенису, когда обнаруживают, что у более старших половой орган заметно больше, чем у них.

Про йогу:  Йога-центр Анахата на метро Бабушкинская - отзывы о студии йоги, фото, цены на абонементы, телефон и адрес центра - Йога центры - Москва -

ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ (DEFENCE MECHANISMS) Различные попытки Эго защититься от опасности. Эта опасность обычно имеет отношение к какому то внутрипсихическому конфликту и следует из того, что некое вытесненное желание угрожает прорывом в сознание, его удовлетворение же ассоциируется с воображаемым или реальным наказанием.

Об угрозе прорыва вытесненного желания сигнализируют болезненные чувства тревоги или вины, которые и побуждают Эго отбрасывать данное желание или влечение. Защиты функционируют бессознательно, так что человек не имеет представления об их деятельности. Они являются нормальной составляющей развития и функционирования психики.

ЗОНА Эго, СВОБОДНАЯ ОТ конфликта (CONFLICT FREE EGO SPHERE) Область функционирования Эго, которая начинается за зоной внутрипсихического конфликта, остается вовне его и обычно в него не вовлекается. Примерами могут служить движение, сознание и речь. Это понятие введено Хартманном и связано с его понятиями ПЕРВИЧНОЙ и ВТОРИЧНОЙ АВТОНОМНОСТИ.

ИД (ID) Гипотетическая психическая система, заключающая в себе инстинктные влечения, то есть мотивирующие тенденции, которые функционируют, чтобы побудить психику к активному поиску удовлетворения. Ид – это одно из трех подразделений психики в структурной теории, двумя другими являются Эго и Суперэго.

идентификация или ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ (IDENTIFICATION) Изменение образа себя в сторону большего сходства с объектом восхищения (или определенными его аспектами). Этот термин используется для обозначения как процесса внесения таких изменений, так и для самих изменений.

Идентификация с родителем появляется рано и является необходимым компонентом нормального развития. Хотя идентификация и может иногда включать в себя аспект защиты, ее нельзя однозначно считать защитой. Идентификацию необходимо отличать от интернализации, инкорпорации и интроекции (см. ниже).

ИМИТАЦИЯ (IMITATION) С точки зрения развития, копирование объекта обожания или ненависти, как при идентификации, но имитация – это обычно временное и чаще всего сознательное явление.

ИНДИВИДУАЦИЯ (INDIVIDUATION) Процесс развития, протекающий в первые три года жизни когда ребенок пытается выработать уникальное и отчетливое чувство идентичности, со своими собственными индивидуальными чертами, отличное от представления об объекте – как правило матери.

ИНКОРПОРАЦИЯ (INCORPORATION) Примитивная фантазия принятия чего нибудь внутрь своего тела через то или иное естественное отверстие – рот, ухо, нос, анус – для того чтобы овладеть чертами внешности или качествами объекта. Термин иногда также используется в значении либо разрушения субъектом объекта, либо получения субъектом удовольствия от проникновения в него объекта. Необходимо отличать от идентификации, интернализации и интроекции.

ИНСТИНКТ (INSTINCT) См. ВЛЕЧЕНИЕ

ИНСТИНКТИВНОЕ ВЛЕЧЕНИЕ (INSTINCTUAL DRIVE) Воспринимается как идея, желание или импульс «влекущий» или побуждающий психику к деятельности. Инстинктивное влечение является психическим представлением гипотетической мотивирующей тенденции предположительно соматического происхождения.

Первоначально Фрейд полагал, что влечение имеет особые телесные источники, но сегодня мы подчеркиваем, что инстинктивное влечение образуется путем слияния многих факторов, так что в дополнение к соматическому компоненту, свой вклад вносят также аффективные переживания и внешнее влияние.

Интернализация (INTERNALIZATION) Общий термин, который включает в себя все те процессы (такие как инкорпорация, интроекция и идентификация), посредством которых из взаимодействий с реальными или воображаемыми объектами образуются внутренние (или психические) представления, функции, структуры, правила и характеристики.

ИНТЕРНАЛИЗОВАННЫЙ конфликт (INTERNALIZED CONFLICT) Конфликт, который начинается как внутриличностный, но затем превращается в конфликт между психическими структурами, например, как в случае конфликта между инстинктным желанием и запретом со стороны Суперэго. Часто фигурирует как невротический конфликт.

ИНТЕРСИСТЕМНЫЙ (INTERS YSTEMIC) См. МЕЖСИСТЕМНЫЙ

ИНТРАСИСТЕМНЫЙ (INTRAS YSTEMIC) См. ВНУТРИСИСТЕМНЫЙ

ИНТРОЕКТ (INTROJECT) Ментальное представление, которое происходит из процесса интроекции (см.). Этот термин в особенности используется для обозначения ментальных представлений, приобретающих вес в процессе формирования Суперэго – «должен» и «не должен».

ИНТРОЕКЦИЯ (INTROJECTION) Термин изначально введен Ференци (1909) для обозначения противоположности проекции – то есть это доставляющее удовольствие принятие в себя аспектов внешнего мира. С тех пор термин приобрел дополнительные значения: как синоним идентификации; как примитивная форма интернализации; как примитивная форма идентификации, связанная иногда с «психотической идентификацией», когда границы между представлениями о себе и об объекте нечеткие; наконец, как защита.

Инфантильная генитальная фаза (Стадия) (INFANTILE OENITALE PHASE) Период психосексуального развития, сменяющий анальную стадию, когда наибольшая часть детского сексуального внимания сфокусировано на гениталиях, а оральное и анальное удовлетворение отступает на задний план. См. также ФАЛЛИЧЕСКАЯ фаза (Стадия).

инфантильный невроз (INFANTILE NEUROSIS) Внугрипсихическая организация, характеризуемая интернализованным конфликтом, который рождает тревогу, и способная (при содействии структуры Эго) отвечать на этот сигнал тревоги, прибегая к компромиссу или к защитам, то есть к внутренней модификации (вместо манипуляции окружением).

Инфантильный невроз начинается с интернализации конфликта и подразумевает функционирование Суперэго. С интернализацией ряда стандартов, источника наказаний и поощрений бессознательные влечения начинают вызывать внутреннее неодобрение и наказание (чувство вины).

КАСТРАЦИОННАЯ ТРЕВОГА (CASTRATION ANXIETY) См. Страх КАСТРАЦИИ

КАТЕКСИС (CATHEXIS) Гипотетическая психическая энергия, присовокупляемая к чему то или во что то вкладываемая, например, во внешний объект или в собственное «я», или в их ментальные образы.

КЛОАЧНАЯ Теория (CLOACAL THEORY) Детский сексуальный предрассудок, что анус и вагина – это одно и то же, так что предполагается, что дефекация, совокупление и рождение осуществляются через анус.

конфликт, ВНУТРИПСИХИЧЕСКИЙ (CONFLICT, INTRAPSYCHIC) Конфликт между противоположными психическими системами человека, противоположность противостоянию между ним и внешним миром.

конфликт, ВНУТРИСИСТЕМНЫЙ (CONFLICT, INTRASYSTEMIC) Конфликт между противоположными аспектами одной системы, т. е. внутри одной системы, как в случае конфликтующих идеалов внутри Суперэго.

КУМУЛЯТИВНАЯ ТРАВМА (CUMULATIVE TRAUMA) Любое состояние, действующее в течение некоторого времени, которое неблагоприятно, пагубно или опасно для развития маленького ребенка.

Латентный период (LATENCY) Стадия развития, характеризующаяся уменьшением внешних проявлений инфантильной сексуальности, что подразумевает вытеснение или благополучное разрешение эдипова конфликта и реорганизацию защитных структур Эго под влиянием развития Суперэго.

ЛИБИДО (LIBIDO) Метафорическая, гипотетическая психическая энергия, ответственная за подпитку сексуального влечения.

МАЗОХИЗМ (MASOCHISM) Потребность в физическом или душевном страдании или боли с целью сознательно иди бессознательно достичь сексуального возбуждения или удовлетворения.

МАСТУРБАЦИЯ (MASTURBATION) Самостимуляция какой либо эрогенной зоны, доставляющая сексуальное удовольствие.

МЕЖСИСТЕМНЫЙ (INTERSYSTEMIC) Ид, Эго и Суперэго – это психические системы тройственной модели. Когда между желаниями и импульсами различных систем имеется конфликт, его называют межсистемным. Типичным межсистемным конфликтом является конфликт между каким то импульсом к удовлетворению влечения, берущим начало в Ид, и желанием отсрочить это удовлетворение, возникающим на основе берущих начало в Эго реалистических соображений. См. также ВНУТРИСИСТЕМНЫЙ.

МЕНТАЛЬНЫЙ ОБРАЗ (РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ) (MENTALREPRESENTATION) Более или менее устойчивый и сохраняемый образ объекта, формирующийся в психике. Ментальный образ построен из ряда многосторонних восприятий объекта и объединяет их. Например, детский ментальный образ матери выстроен из большого количества ее образов и впечатлений от нее, а также из образов самого ребенка во взаимодействиях с ней.

МЕНТАЛЬНЫЙ АППАРАТ (MENTAL APPARATUS) Гипотетическое подразделение психики на разнообразные системы или группы функций. В соответствии со структурной моделью, функции группируются в структуры Ид, Эго и Суперэго.

МЕТАПСИХОЛОГИЯ (METAPSYCHOLOGY) Введенный Фрейдом термин (1901), обозначающий определенную психологию за пределами сознания. Введен с целью выделить психоанализ из психологии, основанной на сознательных ментальных видах деятельности, таких как разум и восприятие.

Фрейд называет «метапсихологическое представление» наиболее полным описанием любого клинического явления, какое приходится давать психоанализу (1915, стр. 181). Позднее этот термин начал главным образом обозначать теоретические основы психологического знания.

Хотя во время бурного развития теорий Эго психологии в 1950 е гг. метапсихологию и стремились отделить от клинического опыта, эта тенденция сегодня менее выражена. Соответственно, метапсихология – это понятийный аппарат, с помощью которого можно изучать функционирование человеческой психики.

МИР представлений (REPRESENTATIONAL WORLD) Концепция, предложенная Скиддером и Розенблаттом (1962), обозначающая собрание образов или представлений об объектах внешнего мира, которая, посредством интернализации, погружается во внутренний мир, давая некую эмпирическую карту явлений объективной реальности в том виде, в котором она существует в уме каждого человека.

модель ВЛЕЧЕНИЕ РАЗРЯДКА (DRIVE DISCHARGE MODEL) Первая фрейдовская модель психики. Так как Фрейд за основу берет гидравлическую модель и метафорическую психическую энергию, он полагает, что ментальный аппарат имеет тенденцию к сохранению энергии на низком и постоянном уровне.

Когда она в избытке, она должна разряжаться. Стрессовые эмоции, например, пробуждаемые травматическим опытом отношения с окружающими в раннем детстве (в особенности сексуальными домогательствами со стороны взрослых), рассматриваются в качестве причины роста ментальной или психической энергии, что ведет к нарушению равновесия в ментальном аппарате.

При этом возникает «побуждение к разрядке», «требование» вернуться к постоянному состоянию. Вытеснение этого аффекта ведет к «преграждению пути» энергии, и эта энергия вмешивается в ровное функционирование ментального аппарата. Чем больше количество вытесненной энергии, тем больше нарушается психическое функционирование, и тем более травмирующим является результат.

нарциссизм (NARCISSISM) В первоначальной концепции Фрейда нарциссизм определялся как либидное вложение Эго (себя), взятого за объект либидного влечения. Теперь это понятие приобрело дополнительный ряд значений: сексуальное извращение, стадия развития, тип объектного выбора, способ отношения к окружающему, характеристика чувства собственного достоинства.

НЕВРОТИЧЕСКИЙ (NEUROTIC) Тип конфликта между психическими системами.

НЕГАТИВНЫЙ Эдипов комплекс (NEGATIVE OEDIPUS COMPLEX) Назван так по аналогии с фотографическим негативом. Обозначает идентификацию ребенка с родителем противоположного пола и обращение его либидного интереса к родителю своего пола.

НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ (NEUTRALIZATION) Гипотетический психический процесс, связанный с понятием психической энергии (см.). Он предполагает, что сексуальные или агрессивные аспекты мотивирующей силы влечения уменьшаются или дезактивируются и, следовательно, происходит их десексуализация и деагрессификация.

ОБРАЗ собственного «я» (SELF IMAGE) Образ себя в данное время и в данной ситуации. Он состоит из образа тела и представления о своем внутреннем состоянии на данный момент. Этот образ происходит из представления о самом себе и образует часть его.

ОБЪЕКТ (OBJECT) В психоаналитическом употреблении объект обозначает человека. Это не совсем удачное определение вошло в широкое употребление после определения Фрейдом объекта либидного влечения – человека, опосредующего получение удовольствия.

ОБЪЕКТНОЕ ПОСТОЯНСТВО (OBJECT CONSTANCY) Понятие, введенное Хартманном (1952) для обозначения этапа в развитии объектных отношений, когда сексуальные или агрессивные импульсы не нарушают или не разрывают связи с объектом. Это понятие потеряло свой первоначальный смысл из за смешения с аналогичным понятием Пиаже, а также потому, что Спитц, Анна Фрейд и Малер, оперируя совсем непохожими понятиями и критериями, используют почти одинаковую терминологию.

Спитц говорит о постоянстве либидного объекта в то время, когда ребенок дает понять, что предпочитает мать всем остальным объектам (шесть восемь месяцев). Анна Фрейд использует термин объектное постоянство для обозначения времени, когда мать начинает сохранять свою роль наиболее важного человека для ребенка, несмотря на то, удовлетворяет она его потребности или фрустрирует их (также примерно шесть восемь месяцев).

Постоянство когнитивного объекта, или «вещественное» постоянство не связано с межперсональными отношениями и их интернализацией, а скорее обозначает сохранение ментального образа, когда сам момент восприятия уже миновал. Постоянство когнитивного объекта, когда интегрированное представление живет в памяти и может быть по желанию вызвано к восприятию, становится устойчивым примерно к восемнадцати месяцам жизни ребенка.

Малер использует термин либидное постоянство объекта, которое, на ее взгляд, приобретается постепенно и требует для начала прочной привязанности к матери, далее – восприятия когнитивного представления о матери и, наконец, определенной разрешенности чувств любви и ненависти, с тем, чтобы мать представлялась любящей.

Тогда ментальное представление о ней может быть «любящим» и функционирует как создающее комфортное состояние и дающее поддержку в ее отсутствие, что дает ребенку возможность функционировать отдельно и добиваться более совершенных путей взаимоотношений с людьми.

ОБЪЕКТНАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ (OBJECT REPRESENTATION) См. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБЪЕКТА.

ОБЪЕКТНОЕ ЛИБИДО (OBJECT LIBIDO) Обозначает либидную энергию или психологическое внимание, направленные на внешние объекты любви. Объектное либидо противоположно нарциссическому, когда внимание сосредоточено на себе.

«я» ОБЪЕКТ (OBJECT/SELF) Понятие, центральное в теориях Хайнца Кохута, которое используется в качестве функциональной составляющей самого себя, придавая устойчивость фрагментирующему потенциалу стимуляции или аффекта.

Оцените статью
Йога-Оздоровление
Добавить комментарий