Эндогенное дыхание – современная пранаяма – Компания “Лотос”

Эндогенное дыхание – современная пранаяма - Компания "Лотос" Позы

Что дает глубокое дыхание при йоговской дыхательной гимнастике?

Дыхательная гимнастика йогов насыщает тело жизненной энергией, производит очищающее действие, стимулирует и укрепляет нервную систему, обеспечивает массаж и общий тонус работы органов дыхания вследствие усиления циркуляции праны по всем тонким каналам (нади) тела.

Эндогенное дыхание Эндогенное дыхание производится:

  • дыханием через рот с помощью тренажера ТДИ-01,
  • дыханием животом (или за счет движения диафрагмы),
  • актами краткого вдоха и удлиненного выдоха,
  • дыханием с сопротивлением на вдохе и выдохе.

Занятия на тренажере занимают 10 минут в день, и могут быть увеличены до 30 минут по желанию пациента. Практичность нового дыхания заключается в том, что безаппаратное эндогенное дыхание можно практиковать в любое время суток без отрыва от повседневных дел в течение любого времени.

Эндогенное дыхание благодаря тренажеру ТДИ-01 «Феномен Фролова» повышает иммунитет, снижает разрушение тканей, увеличивает энергообмен, укрепляет нервную систему, производит омоложение организма и активное лечение практически всех болезней. Уровень клеточной энергетики после 3-4 занятий повышается в 30-40 раз!

Эндогенное дыхание также обеспечивает массаж гладкой мускулатуры бронхов и всех органов, участвующих в диафрагмальном дыхании (желудка, кишечника и др.). Занятия на тренажере «Феномен Фролова» с правильной газовой смесью, образующейся в нем, восстанавливают циркуляцию жизненной энергии (праны) по тонким каналам тела.

Каждый, кто начинает заниматься на тренажере, может почувствовать новые ощущения в теле – покалывания, теплоту во всем теле и т.д. А это именно признак того, что энергия начинает циркулировать по ранее недоступным каналам. Вследствие этого в организме начинают появляться новые сосуды и капилляры, восстанавливаться проницаемость сосудов и работа нервов.

Образно говоря, это похоже на то, как по берегам высохшего русла реки расцветает растительность, когда по нему начинает течь вода. Так и в организме человека – если нет энергии, то все высыхает: мышцы становятся слабыми, нервы – изношенными, сосуды – ломкими и т.д.

Наука диеты. йога

Питание йогов включает в себя три категории:

– Употребление правильного вида пищи. У большинства людей был такой опыт, когда хотелось съесть за обедом что-то особенное. Прана, как уже было рассмотрено выше, это внутренний разум. Он безошибочно указывает на нужды нашего тела. Поэтому йоги прислушиваются к внутреннему разуму и принимают пищу в соответствии с его запросами.

– Употребление должного количества пищи. В соответствии с аюрведой переедание весьма вредно не только для физического тела, но и для духовного состояния. Поэтому йоги считают оптимальным принятие пищи, умещающейся в двух пригоршнях сложенных ладоней.

– Эффективный прием пищи. Йоги считают важным тщательное пережевывание пищи. А также – обстановку, в которой осуществляется прием пищи. Неблагоприятно есть на ходу, смотреть телевизор, слушать возбуждающую музыку и разговаривать при приеме пищи. В йоге поглощение пищи – это принятие праны. Поэтому прием пищи считается священным актом.

В йоге, пища характеризуется тремя видами; сатвичная (уравновешивающая), раджасная (возбуждающая) и тамасная (тяжелая). Пища оказывает соответствующее воздействие на ментальное состояние. Сатвичная пища дает ясность и чуткость.

Пища категории раждаса возбуждает ум и увеличивает страсти всех видов. Пища в модусе тамаса вызывает леность и депрессию. Ниже приводится частичный список:

Саттва: свежие фрукты и овощи, цельные зерна, бобовые, молочные продукты, орехи, мед, черный перец.

Раджас: перец чили, яйца, кофе, чай, шоколад, газированные напитки, сахар.

Тамас: чеснок, лук, мертвая пища, мясо, курица, рыба, старая пища, грибы, жареная пища, алкоголь.

Преобладание саттвичной пищи существенно влияет на поддержание сознания и тела в чистоте. Именно поэтому йоги склонны к вегетарианству, принимая его также за одну из сторон принципа ненасилия (ахимсы). В дополнение к токсинам, мясо также стягивает сознание человека в модус тамаса и раджаса.

Следует также отметить, что к мясу относится любая мертвая плоть. По некоторым причинам люди, исключившие из своей диеты красное мясо, считают себя вегетарианцами, продолжая употреблять в пищу рыбу, птицу и яйца. Такое употребление слова «вегетарианец» не соответствует сути вегетарианства.

Интересен тот факт, что при практике эндогенного дыхания многие люди испытали два удивительных феномена:

– сокращение количества потребляемой пищи, отсутствие желания много есть,

– потеря «вкуса» к мясу и к любой другой некачественной пище.

Такой естественный переход на вегетарианство, диктуемый самим телом, приносит оздоровление телу и делает невозможным возникновение таких заболеваний, как рак и сердечно-сосудистые заболевания. Три категории питания йогов в полной мере прослеживаются и здесь:

– Употребление правильного вида пищи. При эндогенном дыхании происходит активация движения праны, которая, как уже было сказано, безошибочно указывает на нужды нашего тела. Таким образом происходит естественная потеря интереса к одному виду пищи (тамасичной) и возникновение вкуса к другой (саттвичной).

– Употребление должного количества пищи. Как было рассмотрено ранее, организм получает прану (жизненную энергию) из еды и воздуха. Т.к. благодаря правильному дыханию в нем появляется достаточное количество праны, необходимость в дополнительной пране из пищи сокращается.

– Эффективный прием пищи. Этот аспект проистекает из двух других.

Исследователи обнаружили еще один момент, объясняющий такой естественный переход эндогеннодышащих людей на качественную, чистую и здоровую пищу. При правильном газообмене благодаря оптимальному соотношению кислорода и углекислого газа во время эндогенного дыхания в кишечнике происходит задержка молекул азота, из которых синтезируются аминокислоты, участвующие в синтезе белков из любой пищи.

Именно это является решающим фактором для перехода на вегетарианскую пищу – безболезненно и естественным образом. Многие из тех, кто уже долго дышат на тренажере «Феномен Фролова», отмечают, что они совершенно легко и безболезненно отказались от мяса и даже не понимают, как его еще можно употреблять.

Потому что в сознании пропадает всякая необходимость в нем. Так при эндогенном дыхании кроме сокращения количества потребляемой еды появляется способность различать качество еды (развивается «чутье» на хорошую пищу). А это не может не отразиться на хорошем здоровье и всеобщем омоложении организма.

Омоложение пранаяма

Само напряжение, появившееся вследствие заблокированных эмоциональных зажимов, имеет подрывающий эффект на здоровье. Это напряжение также является причиной, вызывающей процесс старения. Каждое напряжение блокирует ток праны, не давая тем самым энергии тела проводить процесс омоложения. Впоследствии тело начинает разрушаться. Результатом этого является разочарование, депрессия и ускорение процесса старения.

Йоги определяют процесс старения как потерю гибкости. Покрытая морщинами кожа, огрубение артерий, потеря прежнего спектра движений являются проявлением потери гибкости. На биохимическом уровне в потерю гибкости вовлечены два основных факторов: присутствие сильных реакционных молекул, свободных радикалов, и накопление отходов метаболизма в тканях организма.

Свободные радикалы – это необычно активные ионы, которые повреждают ткани тела. Они создаются алкоголем, мясом и другими нечистыми употребленными в пищу ингредиентами. Жизненные беспокойства и загрязненная обстановка также влияют на их развитие. Именно свободные радикалы начинают опустошительное разрушение структуры тканей организма, выражающееся в потере гибкости тканей, появлении морщин и нарушении зрения.

Напряжение, слабое кровообращение и присутствие других токсинов могут воспрепятствовать выведению отходов метаболизма, образующихся в результате деятельности клетки. Когда человек взволнован или обеспокоен, мышцы организма подсознательно напрягаются.

Хроническое напряжение в определенном органе препятствует нормальному кровообращению, и, следовательно, выведению токсичных веществ. Тело, по мере накопления токсичных веществ, становится невосприимчивым к внешнему опыту, т.к. функционирование нервной системы нарушается.

Практика йоги и пранаямы производит очищение организма благодаря насыщению его жизненной энергией, улучшает кровоснабжение всех органов тела и усиливает нервную систему, которая координирует работу всех остальных систем тела. Все это делает невозможным скопление отходов метаболизма в организме.

А йогическая диета с преобладанием саттвичной пищи и гармоничное эмоциональное состояние вследствие практики пранаямы препятствуют развитию свободных радикалов. Все это естественным образом приводит к омоложению и к колоссальному увеличению продолжительности жизни.

Омоложение и увеличение продолжительности жизни – это, пожалуй, самые известные феномены, сделавшие эндогенное дыхание известным по всему миру. Многолетняя работа большого коллектива врачей-практиков и массовое применение дыхательного тренажера «Третье дыхание» говорят о большой практической значимости этой методики в плане замедления процессов старения и стимулирования биологического омоложения организма.

Эндогенное дыхание резко снижает разрушение тканей, повышает энергетику клеток и формирует высокоактивную иммунную систему. Активация праны в организме, переход на естественную диету и гармонизация психоэмоционального состояния препятствуют развитию свободных радикалов и скоплению отходов метаболизма.

Люди уже в течение первого года эндогенного дыхания испытывают реальное омоложение. У нас имеются реальные поразительные факты, подтверждающие, что темпы старения для молодых людей становятся ниже обычных в 2-3 и более раз. А у пациентов в возрасте 55-70 лет показатели здоровья соответствуют 30-45-летним здоровым людям.

В качестве доказательств омоложения учитываются, в основном, признаки изменения внешнего вида: улучшение кожи лица, тела, рук, исчезновение морщин, восстановление цвета и блеска глаз, исчезновение седых волос или появление новых волос, нормализация веса, восстановление легкой походки, статности и т.д. Такие результаты с позиции медицины беспрецедентны.

Есть также факты, достойные войти в «Книгу Гиннеса». Например, восстановление репродуктивной функции у женщины в возрасте 60 лет (через 15 лет после наступления климакса), и восстановление репродуктивной и полноценной половой функции у мужчины в возрасте 82 лет (которые были полностью утрачены в результате естественного старения)! Омоложение – самое большое доказательство уникальности и практичности эндогенного дыхания!

Предисловие / йога. искусство коммуникации

Как много мы знаем и как мало понимаем.

(Альберт Эйнштейн)

Который год уже за тенью я гонюсь…

(Светлана Кекова)

Говорить о феномене индийской йоги на рубеже третьего тысячелетия, причём внятно и по существу, без каких-либо мистических либо религиозных «перекосов» — задача далеко не простая.

По мнению С.П. Капицы, в нашем веке у цивилизованной части человечества качественно усилился разрыв между душой и телом, отчего и возникло множество лжеучений и лжепророков, от Виктора Кривоногова с его «Белым братством» до «Новой хронологии» Анатолия Фоменко, которую в научных кругах окрестили «фоменкиадой».

Не миновало процесса распада связи времён и такое древнее явление как традиционная йога. Отмечу сразу, что под этим термином в данной книге подразумевается только практическая часть системы без обращения к её метафизическому обоснованию — философии санкхьи. Более того, чтобы внести ясность, исключив дальнейшие недоумения, хочу добавить: автора данной работы никогда не интересовала йога, как система спасения в том смысле, который придавали ей в прошлом (и придают до сих пор) бесчисленные религиозно-философские школы и системы как в самой Индии, так и за её пределами. Предмет рассмотрения здесь — исключительно и только технология традиционной йогической работы с телом и сознанием, изложенная когда-то Патанджали, со всеми вытекающими из неё для психосоматики последствиями и возможностями.

Про йогу:  ᐈ Йогатерапия в Санкт-Петербурге - 36 адресов | 81 отзыв на

Когда Капица с горечью отмечает, что сегодня в России насчитывается около пятнадцати тысяч «информационных академиков», и если с претензиями экстрасенсов-одиночек ещё можно как-то бороться, хотя объединения этих психов вещь очень опасная, то это справедливо и в отношении ситуации с йогой, количество «учителей» которой (в том числе подобных же «академиков») превзошло всякие границы, как у Александра Галича: «Что ни год — лихолетье, что не враль — то Мессия…»

Работа, с которой я взял на себя смелость ознакомить тех, кто интересуется йогой, имеет, прежде всего, прикладной характер, хотя в процессе её создания удалось сформулировать ряд достаточно важных концептуальных моментов. Цель книги — до какой-то степени заполнить совершенно нестерпимый, на мой взгляд, вакуум понимания, сложившийся в России по отношению к этому древнеиндийскому феномену.

Прежде чем перейти непосредственно к изложению материала, необходимо в общих чертах определить для неподготовленного читателя рассматриваемый предмет.

Начнём с самого простого вопроса: кого можно считать йогом? Подходит ли под это определение человек, умеющий выполнять в совершенстве асаны, так называемые йогические позы? Видимо, нет, потому что при соответствующей спортивной подготовке (а порой даже и без неё) их внешнюю форму способен воспроизвести, предварительно разогревшись соответствующим образом, любой высококлассный гимнаст, акробат или циркач, работающий жанр «каучук». Сложность и эффективность воздействия асаны характеризуется не внешней видимой её формой, но психофизическими результатами, достигаемыми посредством её практики. Так же как ум призван для того, чтобы расширить возможности, предоставляемые мышцами (именно он решает те задачи, которые не поддаются грубой силе), так и специфическая работа с сознанием, но не исключительно с телом является центром тяжести практики асан и делает её максимально эффективной. Именно внутренней работой, но не предельным усложнением телесной акробатики достигаются наивысшие результаты и конечная цель йоги.

Говорят, что настоящий йог — это человек, способный разгрызать стекло, запивая проглатываемые осколки концентрированной соляной кислотой, либо спокойно спящий на утыканной гвоздями доске? Но подобным образом почтеннейшую публику издавна развлекали фокусники и непревзойдённые мастера иллюзиона, и не только индийского.

Тогда, быть может, йог это тот, кто имеет диплом с печатью, удостоверяющий успешное окончание одного из современных институтов йоги в самой Индии или красивые «корочки», выданные каким-нибудь из бесчисленных «гуру» или «академиков», наводнивших российский рынок эзотерики? Но при современном уровне полиграфии можно состряпать документ любой силы впечатления, но как проверить, кто реально стоит за этой бумажкой? Видимо, никакой диплом не может быть исчерпывающей гарантией или основанием для принадлежности к братству йогов, поскольку, как известно, бумага стерпит всё.

Что же является отличительным признаком настоящих йогов? Быть может, тот факт, что они, согласно распространённому мнению, никогда не едят мясо? Действительно, среди представителей некоторых религиозных индийских конфессий, например у джайнов, можно встретить йогов, являющихся абсолютными вегетарианцами, но в то же время ещё в далёком прошлом и вплоть до средины девятнадцатого века в Индии существовали шиваитские секты агхоров или агорапантхов, которые также называли себя йогами, употребляя при этом в пищу любое мясо, даже падаль, за исключением конины, поскольку для них равно являлось святым всё, что дано или взято богом Шивой.

Представитель одного из направлений современной модернизированной йоги, Паттабхи Джойс, говорит, ссылаясь на древние источники: «…Овощами не следует злоупотреблять. Как сказано в Аюрведической прамане: «Овощи умножают болезни». Так что употребление (одних только) овощей нежелательно для человека, занимающегося йогой» («Йога мала», с.40). Отсюда можно заключить, насколько далека от реальности обывательская болтовня о том, что вегетарианство является отличительной чертой настоящего йога.

Хорошо известны жизнь и судьба таких выдающихся представителей индийской духовности как Рамакришна, Вивекананда, Свами Шивананда и многих других, однако в разных странах Запада и в самой Индии обнаруживается сегодня несметное количество различного рода мошенников, широко рекламирующих свою «йогическую» принадлежность.

Так кто же такие, в конце концов, эти йоги, индийского либо западного происхождения, на какой основе можно признать истинность либо ложность пути тех, кто называет себя представителями этого древнего учения?

Очевидно, для этого применимы два критерия: следование практике в русле изначальной традиции, а также безусловная систематичность на этой основе, без какого-либо «нового истолкования». Универсальная технология йоги возникла в незапамятные времена, будучи основанной на единообразии и неизменности (в течение последней сотни тысяч лет) «устройства» человеческого тела и психики, будучи в дальнейшем многократно использована и присвоена бесчисленным множеством религиозных систем, школ, направлений и сект. Поэтому она предстаёт сегодня перед нами в виде широчайшего спектра абсолютно различных, на первый взгляд, учений и практик, смысл и направленность которых порой являются взаимоисключающими. Но при более углублённом изучении за всем этим поразительным разнообразием обнаруживается несомненное единство, которое и является главным предметом данного исследования.

С одной стороны, воздействие практической йоги охватывает все проявления, которыми занимаются сегодня многие отрасли современной науки о человеке, с другой — исторически сложилось так, что она же всегда «обслуживала» сферу религии и мистики. Фрагменты универсальной технологии обнаруживаются в аскетических практиках раннего христианства и мусульманских сект, и в то же время самую серьёзную подготовку на основе йоги получил в наше время индийский лётчик-космонавт Шарма. Психофизическими методами йоги весьма интересуются современная медицина и физиология, а также огромное количество людей во всём мире, интуитивно чувствующих, что с её помощью возможно кардинально улучшить качество своей жизни, в том числе и в её духовном аспекте, чему имеется бесчисленное множество разрозненных подтверждений. Но отсутствие целостной концепции и знающих специалистов тормозит осознанное и эффективное применение этой технологии самосовершенствования людьми, как Запада, так и Востока.

По сути дела классическая, традиционная йога есть не что иное, как алгоритм взаимодействия личности с той частью мощностей мозга, которая не представлена в сознании, а также — предварительно — с собственной физической оболочкой. Человек завоёвывает вселенную и глубины океана, проникает в структуру материи, создавая сложнейшие механизмы и системы управления, но совершенно бессилен и туп в познавательном плане по отношению к самому себе. Это вопиющее положение вещей позволяет исправить йога, познанная, понятая и освоенная человеком третьего тысячелетия.

Процесс организации условий для возникновения контакта личности с бессознательной частью психики, непременный этап которого — знание собственного тела и управление его состоянием, есть классическая йога, основы которой были изложены более двух тысячелетий назад.

Познакомимся вкратце с историей предмета. Традиционно считается, что первым систематизированным руководством по йоге, дошедшим до наших дней является составленный риши (мудрецом) Патанджали текст, называемый «Йога-сутра».

Подчеркну ещё раз, что религиозно-философская часть йоги в данной работе по возможности не затрагивается, о каких бы разновидностях или модификациях её не шла речь. Это сделано сознательно, поскольку практическая сторона или сама технология внутрипсихической коммуникации, именуемая йогой, намного древнее всех её позднейших теоретических обоснований. Поэтому термином «классическая йога» в данном случае обозначается непосредственный опыт, изложенный Патанджали, а не позднейшие его истолкования. Философия же классической йоги, непременно называемая в числе шести индийских даршан (ортодоксальных, то есть опирающихся на авторитет священного писания Вед — религиозно-философских текстов древней Индии), сегодня представляет интерес только для историков, но руководством к пониманию и действию быть не может.

В настоящее время истоки йоги однозначно не прослеживаются с желательной степенью достоверности, хотя при раскопках памятников высокоразвитой протоиндийской городской цивилизации Мохенджо-Даро и Хараппы (возраст которых аналогичен древности первых династий Древнего Египта, если не превосходит их) найдены неоспоримые свидетельства того, что асаны йоги тогда уже существовали, имея, по-видимому, ритуальное назначение. Если после дешифровки хараппской письменности этому будут получены подтверждения, то можно будет однозначно заключить, что йога зародилась на территории Индостана, среди его исконного населения.

После вторжения на территорию полуострова арийских племён появляются их первые письменные памятники — Веды. Если коренная культура Хараппы была уничтожена именно арийскими завоевателями, то за десять веков, прошедших от этого события до времени возникновения Вед, йога как её элемент была постепенно ассимилирована завоевателями. Уже в Ригведе можно встретить образ так называемого муни — святого мудреца-отшельника, который, правда, пока ещё слабо отождествляется с традиционным образом йогина. В более поздней Атхарваведе обнаруживаются описания необычных способностей некоторых мифических персонажей и отдельных фаз пранаямы, а также понятие «тапаса», мистического жара, который позднее займёт видное место в гораздо более поздних психотехниках тантризма и буддийских сект Тибета. Ведический тапас также осуществляется с помощью задержек дыхания, что соответствует дальнейшим тантрическим разработкам.

В более позднем развитии Вед — упанишадах (философских текстах выраженной религиозной окраски) обнаруживается множество конкретных практик духовно-мистического толка, йога начинает причудливо модифицироваться, возникают её неклассические формы, которые Мирча Элиаде метко окрестил йогическим барокко.

Впервые термин «йога» употребляют в техническом смысле «Тайттирия» и «Катха-упанишада», собственно с них и берёт начало общее направление развития рассматриваемого нами культурного феномена в его ведическом облике йоги брахманизма. Позднее появляется так называемая йога «бхакти», основанная на преданной и самозабвенной любви к Богу.

Техника йоги упанишад, в некоторых своих моментах, настолько напоминает классическую, что только слепой не заметит этого поразительного сходства, из которого следует, что и Патанджали, и брахманистские изыскания пользовались единым, гораздо более ранним источником информации.

«Мандукья-упанишада» соединяет уже известные приёмы с мантрой «ом» или «аум», откуда получает затем развитие так называемая «нада-йога» или «йога мистического звука» (в тантризме эта техника развилась настолько, что иногда его называют Мантраяной).

Интересен тот факт, что упанишады составлялись примерно в то же время, что и «Йога-сутра», следовательно, именно тогда древняя универсальная технология йоги впервые подверглась интерпретации, что дало толчок для её развития в самых разных направлениях.

В той же «Тайттирия-упанишаде» впервые приводится перечень состояний сознания и есть упоминание о так называемом «четвёртом состоянии» — турийя, — концепция которого станет впоследствии основой множества философско-религиозных спекуляций, а также интереснейших психотехник, получивших развитие в поздней Тантре.

В русле брахманизма затем создаются тексты «Йога-упанишад», из которых основными считаются всего девять (подробно — по списку литературы в работе Мартынова Б.В.). В одной из них, а именно в «Йогататтва-упанишаде» впервые названы и перечислены четыре основных разновидности йоги: мантра, лайя, хатха и раджа, причём две ступени классической йоги асана и пранаяма выделены в отдельное направление. Эта классификация сохранилась до наших дней, и в свою очередь стала считаться традиционной.

В «Йога-упанишадах» обнаруживается и первое описание особой физиологии, которая в дальнейшем станет основой учения тантризма и, являясь исключительно интересным феноменом, до сих пор вызывает нездоровый ажиотаж среди просвещённых умов нашего века.

Всем известно, что, когда человек здоров, работа его внутренних органов не проявляется в ощущениях, внутренняя «кухня» психики также не воспринимаема сознанием, если нет перегрузок либо внутренней коммуникационной патологии. Не так давно были определены так называемые зоны Захарьина-Геда — проекции внутренних органов на поверхность тела человека, в этих областях при нарушении физиологической деятельности органов и систем возникают различные, вполне определённые ощущения. На этом отчасти основан эффект древнекитайских методов иглоукалывания и прижигания — «чжень-цзю» терапии. Но можно вспомнить, что если прижигание поверхностно, то воздействие иглами осуществляется порой при достаточно большой глубине уколов, иными словами активные области располагаются в объёме организма, а не только на его поверхности.

Про йогу:  Новости и сообщения из официальной группы Вконтакте Йога-центра Шамбала на Марксистской улице - Йога центры - Москва

При определённых манипуляциях с организмом во время практики йоги, когда сосредоточенное внимание нацелено на внутренний объём тела или на фиксированные его области, в силу новизны происходящего начинает улавливаться ряд нервных процессов, отклоняющихся от своего обычного течения, которые разворачиваются в теле и психике только при данном виде деятельности — йогическом самонаблюдении. Поскольку «устройство» физиологического механизма стандартно, эти новые «рисунки» ощущений и состояния, им соответствующие, также остаются типовыми, хотя и необычными для тех, кто впервые это испытывает. Локализация новых ощущений происходит в областях, прилегающих к железам эндокринной системы, что, в свою очередь, влияя на них, порождает вторичные стандартные эффекты психофизических переживаний. Когда субъект прекращает специфические действия с дыханием и телом либо выходит из медитации, обычное состояние сознания восстанавливается. Изменение структуры психофизиологических процессов, вызванное воздействием на них направленного внимания (стандартная проблема для физики частиц: наличие наблюдателя влияет на происходящие события, их развитие и результаты) исчезает, всё приходит в норму и никакие исследования не обнаруживают наличия тех реальных физиологических структур в организме, которые могут «отвечать» за их проявление, необыкновенное для повседневного опыта.

Именно этот феномен послужил причиной возникновения неуловимой мистической физиологии, материальный субстрат которой уже больше века безуспешно пытается обнаружить наука. Будучи многократно воспроизведены, осознаны и изучены йогинами, типовые формы этих «тонких» процессов, часть которых может быть представлена в сознании даже визуально, — у тех, кто обладает образным мышлением, — легли в основу системы представлений «чакр» и «нади», а также описаний разворачивающихся в них изменений состояния психосоматики. Наиболее известной такой системой является классификация, изложенная калькуттским судьёй Артуром Авалоном в работе «Змеиная сила». На самом деле в различных тантрических текстах даётся различное число чакр, так же как и последовательность этапов пробуждения Кундалини. В некоторых источниках утверждается, что Кундалини возможно активизировать при воздействии на любой чакре, и последовательность её движения снизу вверх, как это показано в «Змеиной силе», вовсе не обязательна.

Тибетская медицина, базирующаяся на философии буддизма, считает, что физическое тело человека есть симбиоз «тонкого» и «грубого» тел, тонкое состоит из семидесяти двух тысяч иллюзорных (исчезающих в момент смерти, когда сознание покидает тело) сосудов. По ним циркулирует шесть видов сознания, а также носители жизненного начала — красные и белые частицы. Образовалась эта система при разветвлении правого и левого главных каналов, и там, где они пересекаются с третьим, центральным, образуются чакры. Позднейшие тексты говорят уже о наличии и третьего, «сверхтонкого» тела, которое является небольшим овальным образованием в центре сердечной чакры и содержит сверхтонкое, просветлённое сознание. Через три дня после физической смерти человека это образование вбирает в себя всё сознание, циркулировавшее по упомянутой выше системе сосудов вместе с «частицами», и покидает тело, переходя в состояние «бардо», находясь в котором, за сорок девять дней находит нового носителя.

Элиаде пишет, что при поднятии Кундалини «…переживания, о которых идёт речь, являются трансфизиологическими, что все эти «центры» (чакры) представляют собой йогические состояния…». Или: «Вены» и «центры», упомянутые в трактатах, относятся, прежде всего, к таким состояниям, которые можно воплотить лишь на уровне сверхобычного углубления ощущений тела.» (Уместно вспомнить такой, например факт, что применение одного и того же типа наркоза для женщин, подвергающихся операции кесарева сечения, после отключения у них сознания вызывает галлюцинации практически идентичного содержания и последовательности. У людей, переживших клиническую смерть, часто возникает переживание необратимого всасывания в огромную трубу либо тоннель, изображённый ещё на картинах Босха. В обоих приведённых случаях отклоняющиеся от нормы процессы психосоматики, а также их проявление в человеческом сознании оказываются типовыми, что послужило причиной и основанием для возникновения мистической физиологии.)

Известно, что тантрики делятся на два класса: верящих в единение Шивы и Шакти — они пытаются пробудить Кундалини с помощью чисто духовных практик, и тех, кто достигает этого с помощью внешних средств, то есть жёсткой практики йоги. Опасным является и тот, и другой путь, поскольку быстрота достижения целей посредством йоги, какими бы они не были, всегда обратно пропорциональна возможности сохранения здоровья и самой жизни.

Мистическая физиология упанишад и Тантры за последние сто с небольшим лет подверглась бесцеремонной теософской вивисекции, чакры теософ Ледбитер окрестил «энергетическими вихрями» или «воронками», традиционная средневековая символика безбожно перетолковывается. На самом деле цель тантрической садханы (пути развития) — объединение в одном теле двух полярных принципов, это уже некий вариант перелицовки классической йоги, измышления же нашего времени на эту тему представляют собой полную профанацию и худший вид суеверия.

Возвращаясь к историческим видоизменениям классической йоги, отметим, что как на протяжении всего ведического периода индийской истории, так и после него терминология йоги и её мировоззренческая направленность произвольно видоизменялись известными философскими школами, а также бесчисленными аскетами, магами йогинами-одиночками в силу личного разумения — это были сугубо арийские интерпретации.

По мере того, как с течением времени местные аборигенные культы стали смешиваться с представлениями Вед и набирать силу, как бы «переваривая» религиозные представления пришельцев, возник собственно индуизм. К ведическому пантеону 6ыли причислены доарийские боги и жрецы, служащие этим богам, были возведены в брахманское сословие. Вместо Брахмы главным божеством становится Шива (в переводе с санскрита буквально «сивый», «седой»).

Знаменитый древнеиндийский эпос «Махабхарата» ставит знак тождества между Брахманом упанишад и Вишну (а также Кришной как его земным воплощением) и обращён к народным массам. Йога «Махабхараты», данная в её шестой, известнейшей книге, называемой «Бхагавадгита» (буквально «Песня Бхагавата», Кришны) и книге седьмой, «Мокшадхарме» («Основе освобождения»), коренным образом отличается от йоги Патанджали по своей этической и социальной направленности. Основной упор в «Гите» делается не на личное спасение путём ухода от мира и непрекращающейся практики йоги, но на достижение уравновешенности и на этой основе — искусства в повседневных действиях.

Йогин не должен покидать мир, напротив — он должен жить в самой гуще социума, не уклоняясь ни от чего, единственное условие спасения заключается в систематической практике йоги и непривязанности к плодам своих действий. «Йога — это равновесие» — вот определение «Гиты», она исключает из понятия «йогин» представителей «чистого созерцания», мотивируя это тем, что способность к последнему не определяет ещё нравственной установки человека.

Идеалом становится не погруженный в самадхи аскет, но активная, живая, не засушенная созерцанием личность, которая способна переживать чужую боль как свою. Именно такая интерпретация сделала и саму «Гиту», и её йогу необыкновенно популярными в индийском обществе того времени, и представление о том, что только бескорыстная деятельность, в том числе и йога, ведёт к освобождению, сохранилось до наших дней. Следующая линия видоизменения — буддизм. Если Будда и отверг впоследствии учение двух своих учителей йоги, то лишь потому, что превзошёл их в этом деле, — так утверждает легенда. Буддизм не отрицает йогу, он видоизменил и дополнил её классическую технологию, и в дальнейшем появилась его собственная специфическая йога. Способы спасения, которым учил Татхагата (один из эпитетов Будды переводится «так приходящий» или «так уходящий», причём оба значения равносильны), целиком основаны на йогической технологии, причём до такой степени, что известнейший учёный Ф.И. Щербатской вообще определял буддизм как йогу. При этом буддисты равно отвергали как учение Вед, так и традиционную психотехнику в различном философском «оформлении», а также её разнообразные исторические варианты.

Своё, быть может, самое существенное, преломление йога получила в тантризме, который объединил в себе массовые народные культы, и, начиная примерно с шестого века нашей эры, занял ведущие позиции в индуизме и буддизме, особенно тибетском, получившим название «Ваджраяны» или «алмазной колесницы». Буддийские Тантры делятся на четыре класса, два последних из них считаются наивысшими и относятся к чисто йогическим способам познания истины. В тантризме впервые за всю историю Индии главенствующее положение в пантеоне занимает Великая богиня и её различные ипостаси, что говорит о победе мировоззрения доарийских культов туземных племён.

Тантризм утверждал, что в эпоху тёмных времён Кали-юги все предыдущие традиции, включая Веды, неадекватно обеспечивали освобождение, которое можно достичь только превращением в йогический ритуал самых обычных действий повседневной жизни (в чём можно увидеть непосредственную аналогию с тотальностью буддийской випассаны), включая сексуальные. «Калачакра-тантра» (тантра «Колеса времени») утверждает, что Будда в ответ на вопрос некого царя поведал ему, что Вселенная содержится в теле каждого живущего человека, и отверг традиционные принципы аскетизма. Более того, в тексте, например, «Джнянасиддхи» (с.1, шл.15) прямо заявлялось, что «теми же действиями, из-за которых смертные гниют в аду на протяжении собственных обращений, йогин освобождается». Иными словам, и принципы Тантры (в рассматриваемом примере — буддийской, что не имеет особого значения, поскольку буддизм ассимилировал и йогу) сводятся к следующим основным постулатам:

— освобождение не зависит от умерщвления плоти и отказа от мирских соблазнов;

— оно может быть достигнуто очень быстро, в течение одной жизни;

— признание женского энергетического начала необходимым и ведущим компонентом психотехник (откуда и возникло понятие силы Кундалини);

— разработка теории Дхьяни-будд и сложной системы соответствующих им элементов;

— снятие любых ограничений на еду и питье.

Классическая йога подверглась в Тантре дальнейшему изменению, став более изощрённой, поскольку тантрики, нащупывая соответствия между Космосом и телом, глубоко вникали в функциональное строение последнего, а также в связь между ним и психикой. Было разработано множество интереснейших психотехник, и возникла новая разновидность — крийя-йога, непревзойдённо представленная в публикациях коллектива Бихарской школы, которую до 1983 года возглавлял Свами Сатьянанда.

Тантризм утверждает, что совершенство может быть достигнуто только в «божественном теле», и для этого обычное человеческое тело нужно как можно дольше сохранять в состоянии первозданного здоровья. «Хеваджра-тантра» заявляет, что без абсолютно здорового тела нельзя достичь блаженства.

Наиболее известные средневековые комментарии по хатха-йоге также написаны в русле Тантры, упрощённым языком, понятным для широких масс, — это широко известные «Шива» и «Гхеранда-самхита», а также «Хатхайогапрадипика» Сватмарамы Сури. Известно, что Сватмарама жил в пятнадцатом веке, а Гхеранда был вишнуитом (вайшнавом) из Бенгалии. «Шива-самхита» описывает вариант тантрической йоги, окрашенной философией Веданты (что видно также на примере «Атмабодхи» Шанкары).

Про йогу:  Студия | Йога студия Натараджа в Тамбове

Ещё до этих текстов, в двенадцатом веке, возникла йога, приписываемая некому Горакхнатху, составившему компендиум (сжатое, тезисное изложение) по хатха-йоге, называемый «Горакша-шатака». Если чисто тантрическая садхана (практическое следование учению) подразумевает непременное поднятие Кундалини (что обычно представляет собой ментальную практику, в отличие от непосредственных ритуалов тантриков «левой руки»), то йогическая секта натхов объявила Хатха-йогу своей религией. Натхи и сахаджа-вайшнавы объединяли многие тысячи сект «народной йоги», и это движение до сих пор существует в Индии в образе йогов-канпхатов («кан» — ухо, «пхата» — расщеплять, — отличительным признаком йогинов этой секты являются огромные серьги).

В некоторых из таких сект йога деградировала донельзя, что можно видеть на примере шиваитских аскетов. Немыслимые разновидности трансформированной йоги возникали в тибетских тантрических обществах, например удивительный обряд «чход» — ритуал предоставления йогом своей ментальной сущности для пожирания её демонами.

Гималайские аскеты с помощью определённых психотехник работали с «внутренним теплом», которое называлось «тумо», были и так называемые «беговые» йоги. В Тибете йогическая традиция попала под воздействие религии местных сект, и это породило множество её модификаций, самыми интересными из которых являются «шесть доктрин» Наропы.

Если в классической йоге освобождение достигалось посредством самадхи, то тантризм (с помощью собственных вариантов психотехники) предоставлял возможность своим адептам достичь состояния «дживанмукти» — «освобождённого при жизни» без всякого аскетического ухода от неё.

Итак, даже самый общий и поверхностный анализ истории развития йоги в Индии и окружающих её странах, в том числе исторически подвергнувшихся влиянию буддизма, позволяет увидеть, что практические методы йоги, изложенные в работе Патанджали, — это явление, существовавшее прежде любых религий и философских систем, как сказал поэт, «…древней Китая или Греции, древней искусства и эротики…», йога в своём изначальном виде — это то, что было до всего этого. Быть может, её корни уходят в историю загадочных исчезнувших цивилизаций долины Инда, письменность которой до сих пор не прочитана, хотя присутствие феномена йоги в этой культуре неоспоримо.

В Японии буддизм трансформировался в философию и практику дзэн. После завоевания значительной части Индии мусульманами в результате культурной диффузии возникли не только такие шедевры как Тадж-Махал, но и «мусульманская йога», которую практиковали суфии.

Вначале йогов-мусульман называли факирами, чтобы отличать их от йогов-индуистов, буддистов и последователей Патанджали, затем этим словом окрестили фокусников и чародеев, в основном йогов-одиночек, которые зарабатывали себе на пропитание демонстрацией «чудес», в том числе и телесных. Хотя на Западе понятия «факир» и «йогин» иногда смешивают, это не совсем правомерно, поскольку разница между ними примерно такая, как между странствующими монахами-аскетами и бродячими акробатами в городах средневековой Европы.

Ещё более сильное различие сохраняется сегодня в Индии между йогами и «садху» — «божьими людьми», многие из которых прикидываются йогинами. На самом деле садху — это аналог нищих и побирушек, когда-то скитавшихся по России, выпрашивая подаяние «Христа ради». Джавахарлал Неру называл садху паразитами и антиобщественным явлением. По мнению исследователей, подавляющее большинство садху, выдающих себя за йогов, — шарлатаны.

Сегодня в самой Индии и за её пределами существует огромное количество центров, школ и даже ашрамов йоги, в том числе и в Европе. Как сказал когда-то известный гуру Дхирендра Брахмачари: «Йога завоёвывает мир в бескровной битве».

Почти все эти структуры (а на Западе вообще без какого-либо исключения) являются коммерческими предприятиями и предлагают выхолощенную «йогу», перелицованную под ментальность современного обывателя. Пример одного из таких образований — международная корпорация Айенгар-йоги. О некоторых видах «суперсовременных» школ, в том числе и возникших на пространстве бывшего Советского Союза, будет вкратце упомянуто в различных главах этой книги. И пусть не покажется кому-то обидной точка зрения на них автора, просто я так вижу (как говорят обычно художники).

С достойной сожаления медлительностью поворачивается к йоге современная медицинская наука, закосневшая в своих подходах к здоровью и профилактике заболеваний. Официальные исследования носят хаотический характер, не существует единой международной программы изучения данного феномена, который, безусловно, этого заслуживает. Отсутствие серьёзных работ в совокупности с информационным разбродом и мистическими тенденциями способствует дальнейшей профанации традиционной йоги со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для здоровья и самочувствия людей, пытающихся практиковать это древнее искусство.

В рамках грамотной реализации одной только Хатха-йоги полностью решаются задачи и оздоровления тела, и уравновешения психики — именно эти проблемы наиболее насущны для западной действительности.

Следуя подходу «Бхагавадгиты», я считаю, что жизнь существует не для йоги, но она — для жизни, являясь наилучшим на сегодняшний день средством адаптации личности к социуму и своему собственному бессознательному.

Мною подробно описан лично опробованный на протяжении многих лет и успешно использованный за это время большим количеством людей способ дозированного включения традиционной систематической практики йоги в самую тривиальную повседневность и различные эффекты, которые можно от этого получить.

Йога — это не «спорт богов и героев», как говорил когда-то о серфинге Джек Лондон, это систематическое узнавание себя, налаживание неизвестных ранее контактов со своим собственным телом и психикой, медленная, постепенная, скрупулёзная работа с неизменным великолепным результатом.

Кроме того, эта книга является попыткой снять оппозицию между двумя крайностями в подходах к йоге и её возможной незаменимой роли в третьем тысячелетии. Согласно одной из них, для достижения успеха йогин должен «умереть» для обычной жизни, полностью выпасть из социума, только тогда цель учения — спасение — может быть достигнута.

Другая крайность отвергает саму возможность духовного роста в современных условиях развития технологии и соответствующего упадка культуры и нравственности. По моему глубокому убеждению, оба этих подхода неверны. На то и дан человеку ум, чтобы, избегая крайностей, находить компромиссный и наиболее эффективный путь в лабиринтах нашего мира.

Ф.С. Фитцджеральд написал в своей вещи «Крушение» замечательные слова: «Подлинная культура духа проверяется способностью одновременно удерживать в сознании две прямо противоположные идеи, и при этом не терять другой способности — действовать».

Замечательно высказался на ту же тему Саша Чёрный:

«Одни кричат: «Что форма? Пустяки! Когда в хрусталь налить навозной жижи — не станет ли хрусталь безмерно ниже?»

Другие возражают: «Дураки! И лучшего вина в ночном сосуде не станут пить порядочные люди». Им спора не решить… А жаль! Ведь можно наливать… вино в хрусталь».

В течение ежедневной практики асан и пранаям человек действительно должен полностью устраниться из привычного мира, подобно герою рассказа Уэллса «Дверь в стене», но только на определённое время, за которое происходит полная регенерация психосоматики, что даёт возможность всегда сохранять наилучшую форму и с максимальной эффективностью реализовать свою жизнь. Только на этой базе, посредством дальнейшей работы в самьяме, возможна интеграция бессознательного, что является дальней целью практики йоги вообще.

Классическая её технология, как древнейший феномен, должна занять своё достойное место в арсенале средств усиления потенциала личности современного человека и решении насущных проблем цивилизации.

Свами Сатьянанда Сарасвати сказал об этом так: «Йога — не древний миф, канувший в забвение, она — самое ценное достояние настоящего. Она — существенная необходимость сегодня и культура завтра».

Тонкое тело

Йоги провели безграничные исследования в области тонкого тела, в результате которых была выведена его определенная структура. Самоанализ, восприятие объектов чувств, появление желаний, память, эмоции и мышление являются продуктом ума. Этот ум и называют тонким телом.

На санскрите тонкое тело называется «сукшма шарира». На Западе в отношении тонкого тела употребляются такие выражения как «астральное тело», «энергетическое тело», «эмоциональное тело». Тонкое тело занимает такое же место в пространстве, что и грубое тело.

Границы тонкого тела выходят за пределы грубого тела на несколько дюймов (5-10 см). Сукшма шарира формируется из двух основных компонентов – нади (каналов, по которым протекает прана) и чакр (энергетических центров праны, которые управляют сознанием на разных уровнях).

Суть йоги, и пранаямы в частности, заключается в «работе» с тонким телом. Весь йогический мистицизм в своей основе имеет знание функционирования чакр и циркуляции праны по каналам тонкого тела. В йоговских трактатах говорится, что любая болезнь возникает на одном из уровней тонкого тела вследствие дисбаланса тока жизненной энергии, и проявление ее на уровне грубого тела является лишь следствием. Поэтому йога и пранаяма устраняют этот дисбаланс и исцеляют

людей практически от всех болезней.

Эндогенное дыхание – это как раз устранение первопричины болезни на уровне тонкого тела по всем законам йоги и пранаямы, т.к. такое дыхание задействует работу праны и воздушных потоков – составляющих тонкого тела. Здесь действие эндогенного дыхания абсолютно идентично пранаяме.

Заключение

Итак, эндогенное дыхание – это новая, совершенно уникальная, более эффективная пранаяма, адаптированная к современным условиям динамичной жизни. Мы не утверждаем, что эндогенное дыхание может полностью заменить всю сложнейшую многоветвистую систему йоги и помочь достичь того же высшего духовного совершенства, что дает йога. Нет.

В древнеиндийских трактатах говорится, что длительный процесс аштанга-йоги является методом самоосознания для эпохи сатьи (предыдущего цикла цивилизации), когда люди жили не одну сотню лет. Даже из Библии мы знаем, что во времена Ноя люди жили по 700 лет и более.

Качества людей тех времен и условия долгой жизни позволяли им находиться в медитации на протяжении продолжительных промежутков времени. Поэтому в эпоху сатьи человек мог посвятить процессу йоги сотни лет своей жизни, тогда как в наше время это невозможно.

Также говорится, что в настоящее время процесс йоги с момента посвящения и до достижения чистого уровня занимает от 70 до 80 жизней. Поэтому этот процесс в настоящую эпоху не является ведущим методом самоосознания. Несмотря на то, что сам по себе процесс действует, готовы к данной практике самоосознания единицы.

Эндогенное дыхание с помощью тренажера «Третье дыхание» – физического воплощения древнего искусства дыхания – это адаптированная к нашей жизни и самая доступная на сегодня практика пранаямы! И если раньше искусство дыхания было открыто только для избранных, то теперь оно доступно всем желающим быть здоровыми и счастливыми!

Большой знаток в исследовании дыхания, профессор Колорадского университета США Гай Хендрикс говорит о том, что метод эндогенного дыхания должен стать первым лекарством в профилактике и лечении всех известных заболеваний. Кроме этого благодаря эндогенному дыханию у человека открываются те ресурсы понимания и откровений, которые в обычном состоянии недоступны.

Человек становится все более и более сонастроенным естественному устройству мира. Он начинает жить в гармонии с этим миром, входит в резонанс с дыханием жизни, налаживает связь с Высшим. Эндогенное дыхание дает возможность человеку таким образом обрести себя, лишившись всех болезней и неудовлетворенности.

Оцените статью
Йога-Оздоровление
Добавить комментарий