Я предлагаю делать йогу без коврика. Если задуматься – это ведь так прекрасно – ощущать поверхность пола, его фактуру и прохладу. Или даже землю, траву и листья, или песок… Ведь мы и есть песчинки во Вселенной, почему же мы так боимся ощущать под ногами реальность, а не уютную нескользящую впитывающую влагу поверхность коврика для йоги? Йога сама утверждает, что в этом мире все божественно, и просто невозможно испачкаться!

Но инстинктивная тяга человека к комфорту даже йогу превращает во что-то механистическое, и зачастую даже не осознанное. Если у тебя нет тела, как ты можешь проголодаться или замерзнуть? Ты – не можешь, хотя тело может все. Тело может делать йогу, пока ум витает в своих фантазиях – это не та йога,  о которой писали древние мудрецы. Поэтому йога без коврика – это высшая йога, йога осознания, чистый огонь трансформации. Отказ от мяса, вегетарианство, сыроедение, праноедение – все это хорошо, дорога ясна, но что дальше? На мой взгляд – изящнее и тоньше этого прямого последовательного пути – только путь непостепенный, Вадржаянский, дзенский, само сердце всего: вегетарианства и вообще саморазвития. “Йога без коврика”, как абсолютная практика неделания. Может показаться, это уровень, до которого многим надо идти очень долго, но вот парадокс – нет уровней, нет Пути, некуда бежать из вселенной, особенно когда ты – бесконечность. Так ведь? 82.18 КБ Сознаюсь: да, я нахожусь в измененном состоянии сознания – потому что лежу в горячей ванной, и мой ум крутится с удвоенной скоростью, я нажал ему кнопку TURBO. Никто уже не помнит про нее, но она есть – встроенная, по дефолту. Единицы и нолики – мужчины и женщины, Лингам и Йоги, Сознание и Вселенная, бытие – и ничто, которое рождает бытие. Достигаемый любой практикой, опыт реальности – это дефолт всего, обнуление. Нет, даже деление на ноль. Потеря едииц и ноликов, потеря пола – прыжок в воздух.

На ноль делят так: сначала надо умножить количество своих поступков на их качество: получается, в достаточно большой перспективе, я делал все и ничего, ни добра ни зла не разглядеть в белоснежном ослепительном круговороте жизней и поступков. Перефразируя Тайлера, на достаточно большом отрезке времени мои шансы на смерть равны нулю. Бесконечный клубок связей, раскаленная добела спираль галактики, сжимается в Атму, Атма – в атом, атом – в Ом. Ом – это ноль плюс вибрация гула, чистый трепет, дыхание Духа – ключ, отпирающий все. Где грань между реальность и нами? Почему не перейти эту грань, не вступить в жизнь? Сойти с коврика? Принять, наконец, свою боль за настоящую, чужое счастье за свое? Вы знаете, что землю – чистую лесную землю – можно есть? А что воду из горного источника еще можно пить? Если достаточно жарко, можно спать на голой земле, под звездами – проверено!

Можно заниматься йогой на голом полу, на асфальте, на теплой крыше, на пахнущих свежим деревом досках на даче, на сухой осенней листве, на пушистой овечьей шкуре, на столе в кухне. Медитировать можно на все, в том числе на сам процесс медитации. Ум, ограничивающий сознание, не способен этого выдержать, он очень слаб. Простой способ «хакнуть» свое «сновидение»: наблюдай свое тело в течение пяти минут, чтобы почувствовать его очень четко; потом в течение пяти минут наблюдай свое дыхание, потом пять минут – наблюдай свои мысли; потом наблюдай того, кто наблюдает свои мысли – наблюдателя; а если ты способен пойти еще глубже – наблюдай само наблюдение, которое наблюдает наблюдателя – и мир останавливается.

Ускоряя этот цикл, достигаешь внутренней тишины за минуту, даже меньше. Это как «минута Ролекс» на Евроньюс – что-то настолько не относящееся к тебе, что уже не воспринимается как новость. Просветление – бородатый анекдот бородатых йогов. А неведение – его изюминка, запутавшаяся в бороде (в какой из них?). Я пишу это лирическое дневниковое отступление в тетради-блоке. Желтые страницы, зеленоватые страницы – вот и все, весь дуализм, нет добра и зла, только радужные краски радуги. Добро и зло – просветление и тьма, коврик и голый пол – два цвета. Как мало!

Я хочу сойти с коврика в радугу, не хочу жить в двухмерном мире. Сыто и голодно – тоже два цвета. Вегетарианец  и мясоед, как скучно. Попробуй сильно проголодаться, а потом поесть свой любимый фрукт – но медитируй на тот момент, когда голод перейдет в насыщение! Истинная середина всего, конец радуги. Когда последний раз я ел, будучи по-настоящему голоден, когда последний раз спал под звездами, когда любил без ожиданий, когда ненавидел без оглядки, когда стремился к чему-то без слов? Когда происходит настоящее, весь мир идет тебе навстречу. Я хочу делать йогу без коврика, ощущая пол босыми ногами. Я не боюсь поскользнуться. Не боюсь дышать без кондиционера. Бегать без оглядки. Ходить в темноте. Любоваться звездами. Смотреть в глаза любимой

. Я не смотрю телевизор, я смотрю в тебя – мне показывают бесконечность. Есть химическую пищу – предательство своего тела. Говорить ложь – предательство собственной цели. Дышать воздухом города – предательство чистого неба. Жить как все – предательство своих детей. Но эти предательства – тоже иллюзия, как и коврик под ногами йога. Единственное настоящее предательство – это предательство вдохновения, мгновения Духа, спонтанности, искренности. Иисус говорил: будьте как дети, иначе не видать вам Царствия небесного на земле. Предательство текущего потока, жизни – попытка построить мост через море.

Про йогу:  Ноутбуки Леново Йога трансформеры - купить ноутбук Lenovo Yoga трансформеры недорого с доставкой, цены в интернет-магазине ЭЛЬДОРАДО - Ростов-на-Дону

Настоящее – это берег бескрайнего мора, просветление, которое всегда с тобой. Настоящее – единственное стОящее здесь время. Говорят, есть миры, где нет пространства – может, там легче осознать настоящее? А если нет времени, то незачем и осознавать, все уже есть. Но мне хорошо и здесь, и сейчас. Я сижу в горячей ванне, поэтому мне в голову приходят разгоряченные мысли. Я не пью алкоголь, но ванна действует сильнее алкоголя – я опьянен настоящим, как суфий опьянен Аллахом.

Белка, выпрыгнувшая из колеса. Сидя в ванной, я словно подключен к Матрице. Я слышу разговоры соседей, где-то играет радио, кто-то стучит молотком. По трубам передается звук – слышимость удивительная. Ванна – connecting people. Мы все состоим из воды. Я уверен, вода – суперпроводник, суперпамять, супер-бесконечно-ядерный процессор будущего. Будущее – Будда грядущего, Майтрея – на самом деле, уже здесь, в настоящем. Его полузакрытые веки символизируют: я – ты – на самом краю настоящего, а настоящее – это мгновение равновесия между вдохом и выдохом, между выдохом и вдохом. Между голодом и насыщением.

Полярности – иллюзия, медитируй на центр, на само чувство присутствия, говорил Будда Грядущего, который всегда с тобой. Познание опасно, и если идешь по самому краю себя – значит, возможен срыв. Но пропасть меня везде, и значит, нет срыва – мы падаем во Вселенную. Вращаясь, Земля падает в бесконечность, мы все – в космосе, мы – космос. Вот она – Ваджраяна, вспышка молнии, клир в один шаг! Хотя на самом деле, нет даже этого шага. Падая в пустоте, как ты можешь идти, и куда? Путь в тысячу ли начинается с первого шага, но нет шагов, и нет Пути, ничто не начинается и не заканчивается, ни в 2021, ни в каком-то другом.

Куда девается сын бесплодной матери? О, Мать! Просветление невозможно, так же как и неведение. Нет такого предмета в школе – Неведение. Никто не поставит двойку, пятерку, никто не вызовет родителей. Нет родителей. Нет детей. Об этом говорил Иисус: ваш отец – Бог, остальные же – браться и сестры.  Но если отбросить иллюзию разделения на личности – то и нет разделения. Нет родственников и чужих, нет даже «меня». Я, сосед-алкоголик и памятник Ленину на площади г. Щелково – мы одно. Мы – памятник Времени, не высеченный из глыбы Вечности. Мы – вечность, не размыкающая смеженных век, само чистое видение, суть всего, Шива. Шива – черная туча, Орёл, поглощающий сам себя в неравные промежутки Вечности, то есть каждое мгновение и никогда. Конца мира не будет, мир бесконечен, потому что его нет.

Он не начинался – и не закончится. Все, что не имело начала, не имеет и конца. Нео обманывал сам себя, и других, создавая сон во сне – матрицу в матрице, и этот обман еще именуется «жизнью»! Каждый – пророк в своем сне, каждый – деятель и наслаждающийся, наблюдатель только в своем сне. Каждый – Брахма, каждый – маг. Маг gum – зеркальная жвачка вечной Самсары, само ничто, налипшее на ветровое стекло Духа. И все же, от иллюзии просыпаются. Так последнее зерно просыпается в песочных часах. Я даю клятву Бодхисаттвы – быть последним, а вдруг я и есть последний, и все ждут только меня? Пора просыпаться. Пора сойти с коврика в траву. Наступили последние времена, потому что времени никогда не было.

В нарисованных песочных часах кончился песок. Алхимик догоняет Синюю Черепаху, которая держит мир. Он догоняет, что нет черепахи, нет мира. Нет войны. Нет мясоедов с раскосыми и жадными глазами. И вечный ОМ, сирена, предвещающая тотальное наступление бесконечной тишины. Это зов, который каждый слышит по-разному, потому что все мы просто глухи. Надо только слушать, надо чтобы уши слышали. Надо очищаться, хотя все есть Чистота. Поэтому – я не ем мяса, поэтому я делаю йогу. А самое главное – делаю йогу без коврика, как тотальную практику.

Единственное преступление в этом мире – не делать йогу без коврика, не стремиться в Небо. Реальность стелется под ногами, ноги вросли в реальность: где заканчивается нога и начинается человек? Тогда зачем коврик? Кажется, это небезопасно, не предохраняться резиновым ковриком. Так пусть будет опасная жизнь, некондиционированная, незаасфальтированная, неосветленная, свежевыжатая, чистая прана. Без консервантов: мертвое не бывает свежим, а свежесть не нуждается в холодильнике. «Роза пахнет розой, хоть розой назови, хоть нет.» Практика: дышать, осознавая каждый вдох и выдох, но не проговаривая мысленно «Вдох… выдох…» Тишина! Космос безымянности! Так забываешь, как тебя зовут. Лишь на мгновение, но это свобода.

Будда сделал свои семь шагов по голой земле. Зачем же нам весь этот манежик, зачем йогу коврик? Сойди с коврика, почувствуй реальность – будь то трава, сухая листва, земля или снег. Говорят, просветленный монах отбросил свои молитвенные четки. Отбросив коврик, я становлюсь тотальным. Йога, как Чивауа, везде. Жизнь опасна лишь тем, что от нее просыпаются. Заканчивается мексиканский сериал: все актеры уже успели тысячи раз поменяться, а сюжет интересен лишь умалишенным. Такой фильм выгоднее не снимать. За кадром остается, как последняя песчинка просыпается на другую сторону песочных часов, вертящихся в бесконечности. И только песок… Все будет ОК.