Сектоведение. Тоталитарные секты, Глава 9. «Общество сознания Кришны» – А.Л. Дворкин – читать, скачать

Сектоведение. Тоталитарные секты, Глава 9. «Общество сознания Кришны» - А.Л. Дворкин - читать, скачать Позы

. Очевидно, что МОСК – жесткая группа для захвата власти

Однако при всей своей самокритике кришнаиты не отказываются от одной из самых главных своих доктрин – от концепции Варнашрама, на сегодняшний день остающейся «священной коровой» кришнаизма. Эта концепция нового общества и государства была сформулирована в книге«Варнашрама – манифест социального душевного здравия»447. Ее автор – уже упоминавшийся выше бывший личный секретарь Прабхупады Его Божественная милость Ом Вишнупада Парамахамса Парирайачария Астоттарасата Шри Шримад Харикеша Свами Махараджа Вишнупада, Ачария «Международного Общества сознания Кришны», или просто Харикеша Свами.

Харикеша Свами – американец по национальности (его настоящее имя –Бобби Кампаньола). Член Общества с 1970 года, он с 11 октября 1979 г. после смерти Прабхупады стал одним из 11 гуру-преемников и управляющим имуществом. При разделе мира ему достался Советский Союз, Восточная Европа и Ближний Восток. Следовательно, на момент написания книги он являлся верховным гуру для всех советских и восточно-европейских кришнаитов и все его мнения и решения были обязательными для них.

По мере выпадения из МОСК все большего количества учеников Прабхупады авторитет Харикеши Свами все возрастал – к началу 90-х гг. он был одним из двух гуру-преемников, все еще остающихся у власти в движении. И это несмотря на то, что он был известен многими скандальными поступками. Например, он мечтал прославиться в качестве рок-звезды. Для этой цели Харикеша за счет МОСК оборудовал рок-студию, выпускал свои пластинки многотысячными тиражами и заставлял сектантов распространять их – хотя его же единоверцы описывали созданные им «трансцендентные звуки» как «рев слонихи, у которой случился выкидыш». Кроме того, Харикеша серьезно увлекался оккультизмом и не принимал важных решений, не покачав маятник над магической доской; он конструировал вечный двигатель и строил летающую тарелку и космодром для нее. Он предсказывал, что в 1982 г. начнется третья мировая война, после чего многие его ученики продали все, что имели, и попрятались по подвалам, ожидая неминуемого конца света. Кампаньола был известен и своим национализмом: он заявлял своим европейским ученикам, что тем крупно повезет, если они в будущей жизни воплотятся в тела американцев. Но по сравнению с «увлечениями» других гуру это все казалось невинными чудачествами.

В конце концов система гуру-преемников была отменена и власть в движении была передана высшему управленческому органу МОСК – GBC (Правящему комитету Общества). Председатель его Исполнительного совета избирался на 12-месячный срок.

Все это происходило в контексте жесткой подковерной борьбы между гуру-саньясинами и женатыми президентами храмов, пытающимися завладеть верховной властью в обществе. Именно в этом контексте следует рассматривать «реформаторское движение внутри МОСК, разоблачавшее множественные преступления гуру-саньясинов и выступавшее за очищение Общества. Это движение было возглавлено честолюбивым президентом филадельфийского храма Равиндрой Сварупой (наст. имя Уильям Дедуайлер). Хотя на словах «реформаторы» выступали за возвращение к идеалам Прабхупады, на деле они сознательно игнорировали то недвусмысленное предпочтение, которое старик при жизни оказывал саньясинам.

Тем не менее в 1998 г. Харикеша Свами был избран председателем Исполнительного совета GBC на три года. К этому времени он уже занимал должности министра образования секты, главы ее издательского комплекса «Бхактиведанта бук траст» (то есть фактически министра печати) и управляющего всем имуществом МОСК. Многолетняя борьба завершилась полным триумфом Харикеши: он фактически стал главой секты и занял ту позицию, которую после смерти Прабхупады еще никому не удавалось занять. Таким образом ему удалось значительно потеснить «реформаторов». Его популярность в МОСК была чрезвычайно высока, а у российских кришнаитов – практически безгранична: его портреты украшали их помещения, его книги в больших количествах продавались в их лавках, и даже издавался русскоязычный журнал, целиком посвященный его личности 448. Это означало, что каждый отечественный кришнаит был обязан считать концепцию Варнашрама божественным порядком общества и стремиться к ее повсеместному введению во всем мире.

Тем не менее узнать о содержании этой концепции не кришнаиту довольно сложно. Руководители секты скрывают ее от «внешних», считая, что те недостаточно просвещены для ее понимания и принятия и будут скандализированы, если узнают о ней. Именно этим чувством был вызван частичный и сквозь зубы отказ Харикеши от «некоторых частей» концепции (1997 г.). Он сделал это, пытаясь улучшить весьма негативный имидж своей организации в Германии. Однако позволим себе не поверить его вынужденному и частичному отречению, тем более что, как он неоднократно пишет это сам, его книга полностью основана на писаниях самого Прабхупады 449. Более того, уже после этого отречения в книгах, изданных «для внутреннего пользования» и продававшихся в магазинах МОСК, Харикеша как ни в чем не бывало утверждал все ту же концепцию Варнашрама.

В чем же заключается эта концепция? Прежде всего в ней отвергаются основы демократии, то есть те самые принципы, на которые кришнаиты ссылаются, защищая свое право на существование в плюралистическом обществе:

Поскольку в человеческом обществе отсутствует голова, безумные люди, которые не являются брахманами, ведут мир к мучительному саморазрушению… До тех пор, пока во главе человеческого рода не встанут брахманы, не будет мира, счастья, удовольствия (с. 106).

Религиозный нейтралитет государства, ложно называемый атеизмом, объявлен виновником всеобщего упадка, исправить который может лишь немедленное введение во всем мире кастовой системы Варнашрама, во главе которой встанут руководящие кришнаиты. Речь идет о своего рода захвате власти, который можно осуществить через покорение интеллектуальной элиты разных стран и решающее влияние на средства массовой информации:

Современная общественная система, к которой люди чувствуют себя привязанными, может быть безболезненно изменена, если будут приняты правильные социальные цели, которыми обладают настоящие вайшнавы и ведические тексты (с. 133).

Харикеша Свами хотел бы «использовать информационную сеть общества для того, чтобы распространять знания о божественном» (с. 136), то есть превратить СМИ в инструмент пропаганды сознания Кришны, не без основания надеясь, что

перестройка быстрее всего произойдет в тех обществах, в которых изрядная доля информации может распространяться беспрепятственно. В настоящее время информационные каналы злоупотребляют тем, что пленяют разум человека материальными целями. Интеллигентная прослойка вайшнавов может одухотворить эти каналы, причем использовать их они будут для того, чтобы вызывать духовные перемены в обществе (с. 134).

В новом обществе перед перестроенными СМИ будут поставлены иные задачи:

В обществе Варнашрама информационный поток будет находиться под контролем брахманов. Это означает, что вся распространяемая СМИ информация должна будет соответствовать духовному стандарту… Общество Варнашрама зависит от интеллектуального руководства со стороны брахманов. Поэтому общество Варнашрама не может оставить СМИ под контролем других влиятельных сил (с. 146).

Все ключевые позиции в СМИ будут, таким образом, заняты высшей кастой брахманов:

Перед брахманами стоит задача обучать народ с помощью информационной сети. Брахманы станут советниками людей и будут определять характер общества (с. 118).

Актеры, комментаторы, операторы и т.п. останутся шудрами – низшей кастой наемников, работающих за деньги. Однако

все, кто решает, какое знание и информацию следует распространять: редакторы, журналисты, сценаристы или постановщики, должны быть брахманами, обученными тому, как управлять обществом. Под руководством брахманов средства массовой информации будут служить той же цели, что и при сегодняшнем капиталистическом руководстве, а именно поддерживать общественную стабильность. Однако это будет не зашедшее в тупик материалистическое, а прогрессивное духовное общество (с. 148).

Идеальная общественная система – это вознесенная на небывалую высоту и не подлежащая обсуждению теократия, основанная на кастовой системе. Система Варнашрама МОСК происходит от

Всесовершенного Всевышнего… Высший Господин уполномочил своей властью представителей для того, чтобы осуществить в этом мире свои предписания… Высший Господин желает внедрения своей совершенной общественной системы (Варнаш рама-дхарма) в качестве стандарта для человеческого общества (ее. 73,81,88).

Это крайне авторитарное общество характеризуется наличием кастовой системы. Даже Харикеша Свами самокритично признает, что

Правительство Варнашрама – следует это понять – это не фашистский, однако жесткий режим (с. 208).

Часто можно встретить «органическое» описание идеальных систем. Многие фашистские идеологи любят сравнивать государство с организмом, который имеет голову (правящая элита), руки (каста полицейских и воинов), живот (каста торговцев и банкиров) и ноги (рабочая часть населения).

Во главе общества действительно должна стоять умная голова, которая принимает решения, соответствующие абсолютным принципам (с. 88). Эта руководящая элита и есть вайшнавы, вайшнавы-ачарьи, то есть монахи Общества и их предводители. Никакие выборы не нужны, так как

если простой народ увидит, как они действуют, и услышит, что они говорят, то совершенно очевидно, что он будет увлечен и последует за этими высоко квалифицированными, исполненными благодати и духовности людьми, которые заботятся исключительно о высочайшем благополучии человечества (с. 82).

Кришнаитский гуру высказал свое мнение и о рабочих, к которым в его системе принадлежит более половины населения. Вот что он о них думает:

Профессиональным склонностям шудр соответствует физический труд или услужение… Шудра находится в услужении у трех других общественных классов… Его доход зависит от степени удовлетворения, которое он приносит своим заказчикам… Люди со способностями шудры предназначены для того, чтобы жить под контролем трех других общественных групп… Его (шудры. –А.Д.) основной интерес заключается в удовлетворении собственной чувственности, он чувствует влечение к запрещенным гнусным вещам, как-то: мясо, рыба, яйца – и особенно к перебродившей и гнилой пище. Шудра одержим вином, виски, пивом, сигаретами и сигарами, часто он наркоман. Он может проиграть все свои деньги и промотать их ради удовлетворения своей чувственности. Шудра не в состоянии перенести ограничение в чувственных наслаждениях ни одного мгновения и при первой возможности с чувством полного облегчения предается поискам наслаждений. Его любимое занятие – это сексуальная жизнь. Безудержно гонимый своими гениталиями, он работает денно и нощно, чтобы создать соответствующую его похотливым желаниям обстановку… Шудры всегда находятся под контролем кого-либо другого, что соответствует их наклонностям. Лучшее для них – подчиниться контролю вайшнавов системы Варнашрама. Тогда они, наконец, будут довольны (с. 215, 217, 227).

Следует отметить, что в отличие от кастовой системы в традиционном индуизме, где принадлежность к касте определяется рождением, члены новых каст будут отбираться на ранних стадиях школьного образования:

Никто полностью не лишен личных качеств и никто не может не действовать в соответствии с природой. И это только вопрос времени, когда в ребенке проявятся симптомы определенных общественных классов (с. 143).

Таким образом, судьба человека определяется не слепой случайностью, а правящей элитой. Каждая каста будет получать образование, строго соответствующее ее положению в обществе:

Школьники, достаточно способные для того, чтобы обучаться на брахманов, получают достаточные познания по всем философским и социальным предметам. Для других общественных групп это не требуется и неуместно. Наряду с будущими брахманами длительный курс обучения проходят только кшатрии (то есть воины, политики), которые позднее займут высокие руководящие посты. Остальные члены общества получат соответствующее их касте образование, по окончании которого они будут пригодны к профессиональному выполнению своего социального долга…

В возрасте примерно 12 лет ребенок покидает базовую школу и в дальнейшем получает продвинутое образование в соответствии со своими профессиональными наклонностями.

Если школьник обладает способностью шудры, то есть рабочего, его научат исполнять определенную работу. Он будет посещать школу до тех пор, пока не получит достаточно знаний для ее выполнения, но не дольше. Затем он покинет школу, чтобы заняться общественно полезной работой. Школьник, продемонстрировавший способности вайшьи (торговца), получит более продвинутое школьное образование, специализируясь в области вайшьиских профессий – таких, как торговец, банкир, землевладелец. Эти профессии не требуют обширного образования (с. 144).

В школе не будет места религиозному плюрализму. Во всех школах нового общества будут учить лишь кришнаизму:

Что же касается приводящих к ошибкам бессмысленных принципов атеистов, то не следует информировать о них детей, посещающих школу Варнашрама, разве что для того, чтобы знать, во что верят другие (с. 141).

Несмотря на постоянные заявления кришнаитов об их стремлении к миру и регулярные «фестивали мира», которые они проводят, в системе Варнашрама важнейшие функции доверены касте военных – кшатриям. В обществе будущего предусмотрены и «кшатрии атома», в задачу которых входит

духовно или с помощью электронных средств… оружием и приборами стереть врага с лица земли (с. 180).

Носитель божественного сознания как глава правительства должен получить возможность

вести как оборонительную, так и наступательную войну и привести войска к победе… Он должен будет напасть, поработить их, нейтрализовать их злое поведение и затем построить в их стране общество общественного сознания (с. 163).

Перед нами глобальные планы:

Если одно из обществ сможет измениться и принять духовные ценности, очень важно, чтобы руководители закрепили интересы этого духовного общества по всему миру. Вооруженное сопротивление будет исходить только от демонических личностей, которые всем сердцем прилепились к атеизму и материализму. Именно этих людей необходимо выслать. Тогда мир освободится от их происков (с. 163). Что значат глупые и сентиментальные идеалы «жить и выжить» в мире, который ясно проявил склонность к саморазрушению? (с. 181).

Неотъемлемая часть «идеального общества» – это образ врага. МОСК называет своих врагов «демонами»:

В этом мире живут три рода людей: богоизбранные, демоны и невиновные. Богоизбранные заняли свое место в служении Высшего. Демоны активно работают над тем, чтобы истребить любое знание о Боге. Невиновные образуют стадо, которое идет за тем, кто стоит во главе общества (с. 158).

Все граждане будут проходить через обязательную систему по промыванию мозгов.

Исправительные мероприятия, введенные могущественным главой Варнашрама, не ограничатся только различными видами военного вмешательства.

Граждане отравленных атеизмом обществ получат инструкции брахманов для того, чтобы понять необходимость системы Варнашрама… Можно легко отделить полезные элементы общества от бесполезных, вызвав каждого для совместного пения мантры «Харе Кришна». С помощью такого совместного пения мантр многие люди, являющиеся сейчас, возможно, преступниками, могут очиститься и выполнять для общества полезную работу. Если некоторые люди и в дальнейшем останутся негодяями, несмотря на то, что путь очищения будет доступен каждому из них, необходимо, чтобы полиция кшатриев крепко занялась каждым неисправимым (с. 163, 177).

А вот как следует вести дискуссию с критиками системы:

Завистливых и в особенности неосновательных критиков можно пригласить к общественной дискуссии с брахманами только для того, чтобы поддерживать дух народа. Как крайнее средство брахманы будут вызывать кшатриев, которые призовут к порядку подобных агитаторов (с. 165).

Чрезвычайно интересна и теория о наказании несогласных:

Так как людей в обществе Варнашрама будут с рождения обучать высоким образцам человеческого поведения, у них не будет извинения за преступность. Поэтому полиция Варнашрама будет довольно строга к нарушителям закона, их будут приговаривать к суровым наказаниям… После попытки наставить на путь истины начинающих преступников, полиция кшатриев должна будет изгнать или устранить закоренелых преступников… Применение смертной казни не подлежит обсуждению. В современном обществе на смертную казнь смотрят, как на бессмысленную жестокость, почти везде она отменена. Но отмена казни доказывает только несознательность руководителей общества, но никак не их милосердие к убийцам… Если убийца будет казнен согласно религиозному закону, то согласно закону кармы он будет освобожден от посмертного наказания.

Про йогу:  Читать "Азбука йогатерапии" - Агапкин Сергей Николаевич - Страница 1 - ЛитМир

Наказания послужат очень сильным устрашением. Было бы лучше, если бы сентиментальные сторонники индивидуальной свободы возмущались тем, что беспощадное поддерживание права и порядка не учитывает социального происхождения и окружения преступника (с. 176–177).

Итак, «Общество сознания Кришны» отрицает свободу. Но при этом, когда критики тоталитарных сект говорят об отсутствии свободы внутри сектантских общин, то их обвиняют в необъективности. Теория Варнашрама – теоретическое обоснование запрета на свободу, исходящее из уст самих сектантов. Для пропаганды и осуществления подобных концепций в обществе кришнаиты, как и другие молодежные религии, охотно пользуются правом на свободу совести и мнений. Однако недопустимо злоупотреблять одним из основных прав человека – правом на свободу совести – для того, чтобы ограничивать остальные основные права. Как мы видели на примере концепции. Варнашрама, в конечном счете это приведет и к ликвидации права на свободу совести.

Картина жизни, которую для нас планируют кришнаиты, достаточно ясна. У российских кришнаитов эта книга предназначена «для внутреннего пользования», и поэтому они не любят, когда ее цитируют «внешние». После первой публикации этих цитат кришнаиты развернули массовую клеветническую кампанию, которая достигла своей кульминации их участием в московском процессе в 1997 г. (о нем см. сборник «Секты против Церкви». М., 2000). Важно напомнить, что процесс они с треском проиграли, и до сих пор никто не смог опровергнуть утверждения о том высоком месте, которое занимает концепция Варнашрама в вероучении современного кришнаизма.

Совершенно очевидно, что МОСК – жесткая группа для захвата власти, построенная на строго тоталитарных принципах и мечтающая распространить их на все население земного шара, и все разговоры кришнаитов о «демократии» и «веротерпимости» – не более чем прикрытие для содержащихся в их вероучительных источниках далеко идущих человеконенавистнических и агрессивных планов.

Эволюция индуизма, его институты и направления

В трех последующих главах речь пойдет о сектах, учением практика которых, в большей или меньшей степени, восходят к различным течениям индуизма. Их можно назвать неоиндуисгскими, хотя для большей их части, на наш взгляд, подходит название псевдоиндуистские. На этот счет нет единства не только среди специалистов, но и среди некоторых лидеров сект, которые колеблются в самоопределении от полного отрицания своих связей с индуизмом вообще до горячего отстаивания своей принадлежности к традиционному индуизму. Конечно, как уже было сказано в 3-й главе, такого рода классификационные термины достаточно условны.

Иногда исследователи выделяют среди групп и движений, пришедших на Запад в XX в. из Индии, неоиндуистские, или реформаторские (модернистские), и постреформаторские (постмодернистские), которые мы называем псевдоиндуистскими сектами. Однако и первых, и вторых объединяет то, что гуру (наставник и лидер) имеет в них божественный статус. Поэтому их все можно называть гуруистскими сектами.

Для того чтобы ответить на вопрос, какое место занимают гуруистские секты по отношению к собственно индуизму, мы предварим наш рассказ небольшим вступлением, в котором коснемся генезиса и современного состояния индуизма. По ходу дела мы сможем ввести специфические термины и понятия, без которых нам не обойтись в дальнейшем.

Слово индуизм – это термин европейского религиоведения, введенный в XIX веке. Сами индуисты называют свою религию хиндудхарма или санатана дхарма, что в переводе означает «закон индусов» или, соответственно, «вечное учение», «вечный закон». Эта религия представляет собой сложный и довольно противоречивый комплекс «религиозных, мифологических, философских, правовых и этических представлений, формально чаще всего связанных с культами основных индуистских богов Шивы и Вишну» 329.

В индуизме нет ни единой организации, ни единого объекта поклонения, ни единого учения, ни единой религиозной практики. К индуизму принадлежат десятки различных школ и течений, адепты которых почитают множество разных богов и порой так сильно расходятся во взглядах, что исследователи иногда говорят о существовании в границах индуизма разных религий. Попытка описания индуизма осложняется еще и тем, что последователи одного и того же направления или секты могут допускаться на разные религиозные «этажи» в зависимости от своей кастовой принадлежности или степени посвящения.

Понять, что же соединяет различные течения санатана дхармы в единый поток индуизма, и в то же время увидеть оригинальность каждого из этих течений нельзя, не обратившись к его истории.

Источниками современных направлений индуизма послужили в основном две древнейшие религиозные традиции. Первая – это древние автохтонные культы плодородия, в которых первостепенную роль играли божества плодородия: богиня-мать и мужской «рогатый бог». Он изображался сидящим со скрещенными ногами (в «йогической» позе) в окружении животных. Некоторые исследователи видят в нем предка Шивы. Вторая традиция, сыгравшая важнейшую роль в формировании современного индуизма, начала проникать на Индостан вместе с кочевыми племенами ариев приблизительно с середины II тыс. до Р.Х. Для религии древних ариев были характерны магизм, политеизм и сложный мифо-ритуальный комплекс, включавший в себя тщательно разработанный порядок жертвоприношений, во время которых на жертвенный огонь приносилось мясо быков или коней, молоко или опьяняющий напиток сома. Бог, которому приносилась жертва, нередко именовался «первым», самым главным, «вседержителем», что было, по всей видимости, отголоском древнейшего общечеловеческого монотеизма. Первые тексты индо-арийской религии, записанные к началу I тыс. до Р.Х., были сборниками гимнов богам, заклинаний и указаний по совершению жертвоприношений и других ритуалов. Они составили основу Вед – древнейшего корпуса сакральных текстов индуизма.

Ведийский канон – шруги («услышанное» мудрецами) – сложился к V в. до Р.Х. Кроме четырех Вед, в него вошли истолковательные тексты, составившие так называемую брахманическую литературу. Заключительный раздел последней назывался ведантой («завершение Вед») и включал до полутора десятков древних Упанишад (много позже в средневековых индуистских сектах было создано еще около 200 упанишад, подражавших древним образцам). В этих религиозно-философских произведениях нашла отражение монистическая концепция тождественности мира и человеческой сущности-агмана безличному всеобъемлющему абсолюту – Брахману. В перспективе учения Упанишад боги индо-ариев выступают как различные проявления энергий Единого 330. Высшее благо определяется как освобождение от сансары – бесконечного колеса перевоплощений в полном превратностей и страданий мире. Атман, тождественный Брахману, претерпевает перерождения вследствие действия закона неизбежного воздаяния, который называется законом кармы. Карма – накопляемые последствия всех мыслей и дел человека, как злых, так и добрых. К освобождению от сансары (мокше) ведут два пути. Первый путь – карма-марга, или карма-йога331 – состоит в изживании кармы, в первую очередь дурной (посредством соблюдения религиозного закона), – а затем и благой (посредством аскетизма). Второй – джняна-марга, или джняна-йога – подразумевает познание (джнянэ, ср. с рус. «знание») единства с Брахманом.

В Ведах содержится классическая для индуизма концепция варнашрамы, согласно которой общество делится на четыре ранга, или религиозно социальные группы – варны. К высшей варне относятся жрецы-брахманы, далее следует варна военной знати – кшатрии, затем вайшья – варна купцов, ремесленников и свободных земледельцев, составляющих большинство народа, и, наконец, низшая варна зависимых лиц – шудр. Кроме того, позже появились еще неприкасаемые – парии, не принадлежащие ни к одной из варн. Те, кто по рождению принадлежал к трем высшим варнам и прошел обряд посвящения в ученики гуру-брахмана, назывались «дважды рожденными». Они могли пройти четыре стадии жизни благочестивого индуса: ученика, семейного домохозяина, отошедшего от мирских дел наставника юношества и, наконец, аскета-саньясина, достигшего мокши.

Позже, на основе деления общества на варны, сложилась кастовая система 332 – важнейшая характерная черта индуизма. Заметим, что гуру различных направлений, восходящих к ведической традиции, вплоть до второй половины XX века считали обращение в индуизм невозможным: индуистом можно только родиться в какой-либо касте в соответствии со своей кармой 333.

Примерно к VIII в. до Р.Х. религия индо-ариев структурируется в брахманизм – религию жреческих школ. Только брахманы могли приносить жертвы богам и имели право толковать Веды. Тогдашний «силлогизм» гласил: «Боги подчиняются заклинаниям, заклинания – брахманам, значит, брахманы – наши боги». Как реакция на брахманизм, в кшатрийской среде возникли неортодоксальные учения, не признающие авторитета Вед и деления общества на варны, – буддизм и джайнизм. Во 2-й половине I тысячелетия до Р.Х. они значительно потеснили брахманизм. В это время Арьяварта, «страна ариев», занимавшая северную часть Индостана, постепенно распространялась по полуострову, включая в варнашраму все новые туземные народы и все более теряя свой арийский характер. Общины буддистов и джайнов принимали всех независимо от касты и всем обещали освобождение от сансары. Чтобы выжить, брахманизму пришлось стать религией не только «дважды рожденных» ариев, но и низших каст, включив в себя их культы и богов. Таким образом, в начале I тысячелетия по Р.Х. брахманизм начинает вновь возрождаться в Индии уже в форме индуизма.

Во время правления династии Гуптов (IV-VI вв. н. э.) индуизм стал господствующей религией в стране. Буддизм, оказав на индуизм сильное влияние, особенно в теоретической области, был оттеснен за пределы страны, а в XI веке окончательно исчез из Индии. Под его влиянием индуисты отказались от кровавых жертвоприношений и стали строить храмы. Джайнизм остался одной из индийских религий, имеющей стабильно относительно немного приверженцев 334.

Вынужденная демократизация брахманизма привела к возникновению вторичных священных писаний, доступных членам низших каст и женщинам. В период приблизительно с середины I тыс. до Р.Х. на классическом санскрите создаются тексты смрити (букв, «память») – священного предания индуизма. В состав смрити вошли дхарма-сутры, а затем и дхарма-шастры (сборники этико-религиозных предписаний), древнеиндийский эпос – поэмы «Рамаяна» и «Махабхарата» и ранние пураны335тексты мифологического, космологического и легендарно-генеалогического содержания. Составной частью «Махабхараты» является «Бхагавадгита» («Песнь Господня»), в которой впервые вводится концепция бхакти – преданного служения и сопричастности Бхагавану Кришне, представленному в «Гитеперсонификацией Абсолюта. Наряду с путями дел и познания, путь преданности (бхактимарга, или бхэкти-йогэ) также ведет к освобождению.

В VI-IX вв. н.э. на юге Индостана в результате включения местных культов в ареал индуизма возникло так называемое движение бхакти. Непреодолимое влечение бхакта к божеству подобно одержимости; оно возникает внезапно, порождаемое безграничной притягательностью и красотой божественного облика. Позднее движение бхакти получило дальнейшее развитие уже на севере Индии. В это время здесь индуизм сталкивается и взаимодействуете исламом. Бхакти и суфизм становятся основами для попыток соединения индуизма и ислама. Некоторые проповедники бхакти стали почитаться святыми как мусульманами, так и индуистами, а отдельные течения бхакти образовали синкретические индо-мусульманские секты или дажб самостоятельные религии, самой крупной из которых является сикхизм. В средние века эмоциональная преданность божеству становится преобладающей формой индуистской религиозности.

В первые века нашей эры складывается верховная триада индуистских богов – Брахма, Вишну и Шива, в которой Брахма является создателем, Вишну – хранителем, а Шива – разрушителем мира. В дальнейшем культ Брахмы практически не получил развития, зато приверженцы Шивы и Вишну создали множество храмов, украшенных их изображениями, сложили множество гимнов, составили огромный корпус литературы, в который входят прежде всего пураны, а также «сектантские» тексты индуизма – агамы,самхиты и тантры, написанные по большей части в I тысячелетии по Р.Х. В них подземное течение неарийских религиозных представлений и практик окончательно смешивается с ведической традицией. Отныне индуизм – религия прежде всего агам и пуран. Таким образом завершается формирование индуистского синтеза.

В агамах, в частности, даются подробные описания различных видов луджи – неведийских по происхождению обрядов поклонения богам. Агамические ритуалы сделались основными для индуизма, а немногие сохранившиеся ведические претерпели значительные изменения под их влиянием.

По мере распространения индуизма в Индостане происходила ассимиляция архаичных местных культов богини (санскр. Дэви), отождествленной с Шакти – изначальной божественной силой, или энергией бога. Течение индуизма, в котором культу великой богини отводится центральное место, называется шактизмом. В нем Шакти понимается как самостоятельное и активное имманентное женское начало мироздания, без которого не может действовать само по себе пассивное трансцендентное божество – Шива. Почти синонимично шактизму понятие тантризм (тантрами называют агамы, построенные в форме диалога Шивы и его супруги Парвати). Однако тантрическими являются и некоторые направления шиваизма. В них Шакти неотделима от Шивы и действует как его проявленная воля. Мифологически Шакти обычно персонифицируется в образах супруги Шивы, выступающей под именами Дурги, Кали, Умы, Парвати и др. Тантрическую окраску имеет у вишнуитов представление о жене Вишну – Лаки/ми, а так же о жене Рамы – Сите и любовнице пуранического Кришны – Радхе как об их неотъемлемых энергиях.

К середине II тысячелетия по Р.Х. в основном сложились четыре главных направления индуизма: смартизм (от «смрити») – прямой наследник древнего ведического брахманизма, вишнуизм, шиваизм и шактизм. Прежде чем охарактеризовать каждое из них в отдельности, скажем несколько слов о важных для индуизма в целом понятиях и установлениях.

Помимо йоги познания, дел и преданности в течение многих веков (приблизительно с VI в. до Р.Х.) йога формируется и разрабатывается как особая психо-физиологическая техника, ведущая к освобождению от сансары и попутно дающая возможность йогину получить сиддхи («совершенства») – сверхспособности и магические силы. В более широком смысле йогой называют любую систему индуистских, джайнских или буддистских психотехник. Классическая индуистская раджа-йога, кодифицированная в «Йога-сутрах» Патанджали (ок. IV в.), имеет восемь ступеней. Проходя первые ступени, йогин с помощью аскезы и специальных упражнений приобретает контроль чад своим физическим и «тонким» телами. На высших ступенях он добивается контроля над психикой и постигает искусство сосредоточенного созерцания (медитации). Конечной целью раджа-йоги является остановка всех психических процессов и достижение состояния сосредоточения без содержания (самадхи), при котором «выжигаются семена кармы», что гарантирует от нового перерождения и позволяет в любой момент навсегда освободиться от тела. Проф. Йоханнес Огорд (Дания), в течение десятков лет изучавший йогу, в том числе в Индии, назвал йогу искусством смерти, термоядерным оружием индуизма в его войне против жизни. Действительно, если христианин готовится к смерти, чтобы воскреснуть и жить вечно со Христом, то йогин посвящает всю жизнь тому, чтобы умереть совершенно и навсегда (или еще короче: христианин умирает, чтобы жить, а йогин живет, чтобы умереть).

Йога восходит как к ведическим, так и к местным практикам, сохранившимся в низкокастовой среде. Существует несколько видов йоги, которые в большей или меньшей степени практикуются всеми индуистскими, неоиндуистскими и псевдоиндуистскими сектами, хотя основатели последних часто сочиняют свои, обычно эклектичные и сильно упрощенные варианты йоги, комбинируя элементы традиционных йогических систем, современных терапий и психоанализа. Большинство современных учителей йоги подают ее как внерелигиозную (или всерелигиозную) систему упражнений, ведущую к оздоровлению, самосовершенствованию, самое большее – к некоему абстрактному «просветлению».

В индуизме существует монашество. Монахом (саньясином, свами, муниили авадхутом в тантризме) можно стать, отказавшись от дхармы семейного домохозяина или войдя в соответствующий предписаниям варнашрамадхармы возраст (около 72 лет). В обоих случаях требуется отречься от своей касты и принять посвящение. Монахи живут или в общинах (матхах, ашрамах) под руководством гуру, или отшельниками и странниками (таких монахов называют садху). Главная составляющая монашеской практики (садханы) – это йога. Традиционно свами-шиваиты объединены в десяти ортодоксальных монашеских орденах 336 и поэтому называются дашанами(«десятиименные»). Основателем орденов считается Шанкара (VII-VIII вв.). Сейчас в них состоит около 1 млн. 200 тыс. свами по всей Индии. Кроме того, существует вшинуитское и тантрическое монашество. Настоятели четырех матхов в Каньчипураме, Шрингери, Двараке, Пури и Бадринатхе, также, по преданию, основанных Шанкарой (по сторонам света в четырех противоположных концах Индостана), носят титул «джагат-гуру шанкарачария». Для монахов-шанкаритов главным объектом поклонения является Шива как Ишвара (деятельная персонификация абсолюта), которого почитают под именем Ади-Шанкары – макройогина и образец для подражания. Для индуизма, особенно для монашества, чрезвычайно важен институт духовных учителей – гуру и ачарий.

Про йогу:  Бессмертные йоги: svetan_56 — LiveJournal

Гуру могут быть женатыми. Такие гуру являются наставниками семей; в таком случае они обычно передают свою «должность», как и окормляемую семью, по наследству. Гуру-аскеты руководят как семьями, так и общинами монахов или отшельниками. Гуру играют меньшую роль в смартизме, в котором духовным наставником может быть любой брахман, прошедший положенное обучение. Но вообще статус гуру, особенно в йоге, очень высок: он считается (как реализовавший в себе природу бога) самим богом. В средневековой «Йогашикхопанишаде», к примеру, говорится, что «гуру есть Брахман, гуру есть Вишну, <…> во всех трех мирах никто не сравним по величию с гуру. Должно с безграничной преданностью поклоняться ему; он наделяет божественной мудростью <…> он сам верховное божество <…> ищущий всегда обязан служить гуру» 337. В другом памятнике, возникшем под влиянием тантризма, – «Гуру-гите» – сказано следующее: «Если вы встретите гуру и бога, прежде поклонитесь гуру, ибо он больше». «Гуру-гита», которая, кстати, читается по утрам в ашрамах, дает следующие правила отношений ученика с гуру: должно ежедневно «простираться, перед ним и предлагать «дар любви», пить воду «с его святых сандалий, и съедать остатки его пищи, повторять его имя и медитировать на него, подражать его духовным качествам и стремиться получить от него более высокое посвящение (дикшу), быть откровенным с гуру и повиноваться беспрекословно его указаниям, например, прыгнуть, не раздумывая, с башни, если таков будет приказ гуру; с гуру нельзя спорить, нельзя его критиковать или слушать, как его критикуют другие, нельзя также подражать его одежде и манере поведения, заговаривать с ним по собственной инициативе 338. Ученик, прежде чем получить от гуру посвящение, подвергается различным испытаниям своей преданности. Например, ему могут предложить отсосать гной из раны на ноге гуру 339. Необходимость полного подчинения воле гуру подчеркивается в индуизме с древнейших времен. Распространенное наименование духовного руководителя – гурудев, то есть буквально «гуру-бог». Во многих течениях бхакти поклонение гуру не отличается по форме от поклонения изображениям храмовых божеств (мурти), состоящего в подношении им цветов и сладостей, воспевании, простирании перед ними ниц 340.

А что, если гуру не соответствует своему положению? Ничего не поделаешь, тогда оба – и гуру, и его послушник – утонут в потоке сансары, ибо такова их карма. Понятно, что роль, которую играет гуру в индуизме, оказалась весьма удобной для создателей псевдоиндуистских тоталитарных сект.

В практике индуизма широко используются мантры – слоги, слова или фразы на санскрите, обычно взятые из писаний и, как правило, включающие имена богов, которых, как верят индуисты, привлекает магическая сила, заключенная в самих звуках и буквах мантр. Мантры поют во время богослужений или повторяют по четкам. В йоге мантры используются для медитации. Существует класс мантр, которые, как считается, обладают силой только в том случае, если были получены от гуру при посвящении. Важнейшая общеиндуистская мантра Ом («Дум»). Кроме того, в каждой индуистской секте существуют свои особые мантры.

Немного о категории времени в индуизме. Согласно пуранической мифологии, время циклично. Малый цикл называется махаюга и состоит из четырех юг: сагья-юги (или крита-юги) – золотого века, трета-юги,двапараюги и кали-юги (железного века господства невежества), которые соотносятся как 4:3:2:1. От сатьядо кали-юги жизнь постепенно сокращается, дхарма приходит в упадок, появляются беззакония и болезни. Махаюга длится 12 000 божественных лет (каждый год из которых равен 360 человеческим), а 1000 махаюг составляют кальпу, «сутки Брахмы», равные 4 320 000 000 земных лет. Днем Брахма создает три мира – богов, людей и демонов, а ночью, когда Брахма спит, они обращаются в хаос. Брахма живет 100 своих лет, рождаясь из лотоса, который вырастает из пупа Вишну, покоящегося на тысячеглавом змее Шешу, плавающем в водах Мирового океана. Сейчас, по индуистскому календарю, идет 5203 год (из 432000 лет) кали-юги 341 текущей кальпы Вепря, которая является первым днем 51-го года жизни нынешнего Брахмы.

Теперь перейдем к описанию основных течений индуизма.

Если человек забывает свое собственное имя, это считается в секте не более чем забавным эпизодом

Для иллюстрации вышесказанного приведем воспоминания одного молодого человека, долгое время бывшего членом внутреннего ядра ТМ.

Когда я учился в выпускном классе средней школы, туда прибыли вербовщики из «Международного университета Махариши». Нам объяснили, что «Международный университет Махариши» – это официально зарегистрированный университет в штате Айова. Нам рассказали о всех выгодах таких научно обоснованных программ, являющихся базой для новейших образовательных систем, которые практикуются в этом университете. Вначале я пошел на вводную лекцию, где хорошо одетые преподаватели трансцендентальной медитации и инструкторы рассказывали о ТМ как об IBM движения человеческого потенциала. Все казалось очень интересным: научные исследования, свидетельства очевидцев и удобные аналогии. Они говорили о личном росте, о социальных переменах, прогрессе в окружающей среде и о мире во всем мире.

Вербовщики изо всех сил старались представить ТМ не как религию, не как стиль жизни, а как философию. Мне показали перспективу возможностей ТМ, разложив передо мной все мое будущее. Обещались дополнительные программы, продвинутые лекции, еженедельные и ежемесячные проверки результатов медитации, специальные курсы для тех, кто проживает на территории университета, в том числе курс «Наука Созидательного разума», затем образование в «Международном университете Махариши» и знакомство со всемирным размахом движения. Все это в конце концов и привело меня в «Международный университет Махариши».

Я клюнул на приманку и начал изучать ТМ. Мне было всего 17 лет. Я получил свою мантру и пошел на дополнительную лекцию, а потом начал ходить на еженедельные проверки результатов медитации, на продвинутые лекции и каждые 10 дней подвергался особой проверке. Я видел спокойные улыбающиеся лица моих учителей и вскоре тоже ощутил просветление.

Затем последовал курс, во время которого я должен был жить на территории организации. Медитации, проходившие два раза в день, были заменены «округлением» – процессом более частых медитаций. Это особая техника дыхания, йогических позиций и просмотр видеороликов о Махариши. Чтобы обеспечить непрекращающееся внимание к учению Махариши для всех, кто проходил этот курс, нам было приказано никогда не оставаться в одиночестве. Каждому был назначен «приятель», который ходил с тобой повсюду, ни на секунду не оставляя тебя одного. Нам было велено не читать газет, не смотреть TV, не слушать радио и никому не звонить по телефону – таким образом мы должны были получить от этого курса максимальную пользу.

Одна из самых фундаментальных концепций курса называлась «выпуском стресса» (на языке ТМ это называлось «отстрессованием»). По мере прохождения курса мы должны были «выпускать стресс», который, как нам объяснили, был чем то вроде тучи, затрудняющей и обволакивающей мыслительный процесс и ведущей к сомнениям относительно учения Махариши и движения ТМ. Мы должны были «выпускать стресс за эту и за прошлые жизни 475. Если мы занимались «отстрессованием», то у нас уже не возникало сомнений относительно учения ТМ, и наши «приятели», которые были для нас назначены, должны были нам постоянно напоминать, что если у нас появляются сомнения, то мы должны сразу же вновь прибегнуть к «отстрессованию».

Во время моего первого «округления» я испытывал эйфорию, которая прерывалась периодами диссоциации, деперсонализации, смешения всего, раздражительности и провалами в памяти. Лекции, на которых превозносились достоинства такой круглосуточной медитации для личного возрастания, были дополнены разговорами о важности повышения членства в движении ТМ для спасения всего мира.

Одна преподавательница, по имени Мэри, про которую говорили, что она уже достигла просветления, была сестрой голливудской звезды. Мэри действовала в роли вербовщика для «Университета Махариши», изо всех сил превознося его достоинства как учебного заведения, которое дает самое лучшее в мире образование, и как университета, из которого выходят личности, использующие свой потенциал на все 100 процентов. Если ты окончишь университет, ты будешь таким же просвещенным человеком, как и Махариши, – говорила она. Мэри рассказывала душещипательные истории о том времени, которое она провела с Махариши в Индии. Она говорила о замечательных качествах, которые он воплощал в своей жизни: о доброте, любви, бесконечной заботе о мире во всем мире и возможности всегда предпринимать правильные действия.

Движение научило меня, что настоящий просвещенный человек никогда не допускает в свой мозг критических мыслей. Он живет в единой струе с бесконечным всемирным сознанием. Просвещенный человек не делает ошибок, все его желания автоматически исполняются.

По мере того как мое пристрастие к движению росло и укреплялось, я начал удаляться от своей семьи и ее обычаев. Прекратил ходить на богослужения, больше не бывал на семейных праздниках, стал вегетарианцем, перестал носить джинсы. Мои родители хотели, чтобы я поехал в университет во Флориду, но я отказался и поехал в «Международный университет Махариши».

Цель «Международного университета Махариши – научить студента, что все теории Махариши связаны со всем на свете через «науку Созидательного Разума» (наука жизни по Махариши). В университете любая дисциплина преподается через свет науки Созидательного Разума. Курсы называются так: «Математика и наука Созидательного Разума», «Музыка и наука Созидательного Разума», «Бухгалтерский учет и наука Созидательного Разума», «Психология и наука Созидательного Разума», «Абсолютная теория правления Махариши», «Абсолютная теория защиты Махариши», «Абсолютная теория сельского хозяйства Махариши» и т.д.

«Университет Махариши» устроен по блоковой системе: студенты одновременно изучают только один предмет, что может длиться от одной недели до одного месяца. Академические курсы дополняются месячными курсами круглосуточной медитации. Система постоянно сопровождающих каждого студента «приятелей» исполняется очень строго. У нас была униформа, которую нужно было носить обязательно, специальная диета, строгий распорядок дня. За нашим поведением очень тщательно наблюдали инструкторы, большинство из которых были преподавателями ТМ.

По мере того как я открывал для себя все новые и новые уровни учения ТМ, моя преданность движению укреплялась. От нас требовалась абсолютная секретность. Мы носили специальные нагрудные значки определенного цвета, по которым определялся наш статус внутри движения. Титулы статусов были такие: гражданин, губернатор (правитель), служитель; они означали достигнутый нами уровень познания доктрины. Наша верность движению проверялась еженедельно во время частных бесед.

В 1976 г. Махариши объявил о создании продвинутой формы медитации, которая называлась «ТМ-сидхи». С ее помощью он намеревался развить супернормальные силы в человеке – например, левитацию (умение летать) и умение делаться невидимым. Махариши руководил этим новым трехмесячным академическим курсом из Швейцарии. Курс был структурирован таким образом, чтобы обучить ТМ-сидхи всех студентов «Международного университета Махариши». Я заплатил за этот курс 1400 долларов 476, взяв ссуду в банке. Содержание и структура курса были окружены покровом тайны. Махариши очень боялся, что в университет проникнут иностранные и правительственные агенты, и все более устрожал внутреннюю систему безопасности. Стандартный продвинутый курс повышенной медитации требовал непременного присутствия «приятелей» и запрета на телевидение, радио и газеты. Когда мы записались на новый курс, то подписали еще и соглашение об отказе от разговоров с людьми противоположного пола и о пожизненном целибате.

Один из примеров паранойи Махариши был явлен в тот день, когда нас обучали технике полетов по ТМ-сидхи. Нам велели собраться в зале собраний в наших самых лучших униформах и с нагрудным значком в руке. Знакомые охранники встретили нас у двери, проверили наши удостоверения личности (они назывались «Всемирное правительство века просветления») и нагрудные значки. Когда мы прошли через первую дверь, удостоверения личности проверили еще раз, потом нам велели проверить удостоверения друг у друга. Лидер нашей группы проверил удостоверения у каждого члена группы. Потом инспектор и психолог университета еще раз проверили удостоверения личности, потом то же самое сделали администраторы курса ТМ-сидхи. Таким образом, наши удостоверения были проверены восемь раз. Чтобы исключить возможность подслушивания, была устроена очень хитрая система с наушниками. Мы провели перед фотографией покойного учителя Махариши индийские церемонии, известные как «пуджа». Потом наши удостоверения личности проверили еще раз, и только теперь началось обучение.

Мы расселись, включили видеомагнитофон и надели наушники. На экране появился Махариши. «Вы сидите на поролоновых матрацах», – сказал он. На самом деле мы сидели на стульях за партами. – «Итак, вы хотите научиться летать?» И шепотком добавил: «Отношения тела и акаши – легкость ватной пушинки». И велел повторять эту фразу через каждые 15 секунд. Махариши сказал, что так мы сможем научиться летать. После этого нас направили в летательный зал. В этой комнате пол был устлан поролоновыми матрацами. Несколько человек стали прыгать, как кролики. Те, которые остались на полу, начали думать о своих прегрешениях и нарушениях правил движения. Я подумал, что несколько раз ел воздушную кукурузу после 10 часов вечера – наверное, из-за этого я не смог взлететь.

По мере того как шло время, групповое давление на нас, чтобы мы взлетели, все усиливалось. В летательных комнатах была постоянная гипервентиляция. Бесконечные выкрики, непроизвольные трясения тела, смех, переживания выхода из тела и баллистическое подпрыгивание – как нам говорили, первая ступень полета. Это считалось академическим курсом, за это ставили академические отметки. Нас учили собираться дважды в день, чтобы практиковать двухчасовую программу медитации: дыхание, летание и чтение индуистских писаний.

Как объяснил заведующий кафедрой физики, Махариши открыл, что когда группы людей, практикующих ТМ-сидхи, начинают летать вместе, то как раз это и может привести к миру во всем мире. Махариши начал посылать группы «летунов» во все горячие точки планеты – Никарагуа, Иран, Сальвадор, чтобы остановить войны. Он сказал, что таким образом мы добьемся мира во всем мире. Такая нахрапистость Махариши и представителей движения и отсутствие любой неподцензурной информации извне еще больше укрепляли мою преданность движению. Для того чтобы манипулировать студентами и добиться 100% отсутствия прогулов с сеансов летания, в «Международном университете Махариши» широко применялся комплекс вины. Когда иранцы захватили американское посольство, моего приятеля, студента «Международного университета Махариши», который пропустил один из уроков летания, вызвали к ректору и обвинили в том, что именно из-за этого проступка иранцам удалось взять его соотечественников в заложники 477.

Я закончил «Международный университет Махариши» в 1980 году со степенью бакалавра по «межпредметным дисциплинам» и приехал в Филадельфию, чтобы работать с другими членами ТМ. Махариши теперь подчеркивал важность совместной жизни и работы всех летунов общины. ТМ-овцам было поручено формирование «идеальных деревень». Махариши говорил, что если они будут жить и летать вместе, мир будет гораздо быстрее изменяться к лучшему. Тогда наступит век просветления, тогда мы добьемся мира во всем мире.

Про йогу:  Паттабхи Джойс | SLAVYOGA

Я помогал в создании филадельфийской «идеальной деревни». Это была небольшая община в Южной Филадельфии, которая состояла из 16 домиков. Когда я стал жить в большом городе, вдалеке от оруэлловского окружения «Международного университета Махариши», то сама жизнь создала плодородную почву для первых сомнений, которые у меня возникли. Обещанное просветление так и не наступило – мир, похоже, не изменялся, люди страдали независимо от их кармы. Личный успех, успех в бизнесе, идеальная жизнь – где все это, думал я. У меня была постоянная депрессия, я был хронически болен и чрезвычайно устал. Но как я узнал позже, это были типичные побочные эффекты медитации.

Однажды моя мать позвонила мне и высказала предположение, что именно медитация и вызывает все мои проблемы. «Может быть, тебе стоит вернуться в реальный мир?» – сказала она. Тут же в моем уме включились механизмы сопротивления, заложенные в него сектой, и подавили мои сомнения. Вот эти утверждения: отдых есть фундамент для деятельности; глубокий отдых – фундамент для успеха. ТМ сокращает болезнь, сокращает стресс, сокращает депрессию. ТМ – это основа для любого успеха, это решение всех проблем. Я повторял эту заученную фразу опять и опять. Я был настолько глубоко погружен в учение Махариши, что когда мою мать отвезли в больницу с инфарктом, я сказал ей по телефону: «Мама, у тебя есть решение всех проблем (она начинала заниматься ТМ и получила свою мантру), и если ты предпочитаешь не прибегать к этому решению, значит, ты предпочитаешь страдать. Когда ты не захочешь больше страдать, твое страдание закончится». И повесил трубку.

Осенью 1983 года моя сестра Мишель попала в другую секту с весьма скандальной репутацией, которая называлась «Международный путь». Моя семья стала планировать так называемую «интервенцию», то есть подключение «консультантов по выходу из секты» и сотрудничество с ними всех членов семьи, чтобы вытащить оттуда сестру. «Интервенция» требовала сбора всей семьи, чтобы эмоционально поддерживать Мишель. Меня попросили помочь этому процессу, и я должен был связаться с «Сетью по распознаванию культов» 478, чтобы получить информацию о «Международном пути». Я связался с двумя представителями Сети. Разговор был очень дружелюбным, но оставил меня внутренне неудовлетворенным. Они задавали вопросы о моей семье, моей сестре и обо мне самом. Когда я упомянул, что являюсь членом ТМ, они очень мягко намекнули мне, что репутация ТМ также далеко не безупречна. Я тут же резко ответил: «ТМ – это не секта, это научно доказанная программа».

«Интервенция» с моей сестрой была хорошо продумана и прошла очень гладко. Я присутствовал на всех сеансах, чтобы поддерживать сестру. Я сидел и слушал «консультанта по выходу», который рассказывал о природе группового давления, о контролировании сознания и о закамуфлированной технике гипноза. Опять у меня возникли определенные сомнения. За годы, которые я был в движении, меня готовили к тому, чтобы я не включал отрицательные мысли, но искорки независимых мыслей впервые начали появляться у меня в голове. Я увидел сущность гипноза новыми глазами – как и природу трансовых состояний. ТМ постоянно учит, что гипноз очень опасен и изучение его природы никогда не доводит до добра. Чем больше информации я получал о гипнозе, тем больше я начал открывать, что на самом деле ТМ и гипноз – одно и то же.

Новая информация не остановила мое медитирование и вовлеченность в программу сидхи, хотя я впервые начал задаваться вопросом о доброкачественности священной науки этого движения. Прошли месяцы, прежде чем я впервые позволил себе подумать о том, что могу прервать медитацию. Мой первый шаг к тому, чтобы покинуть ТМ, состоял в том, что я начал задавать всем, кому мог, вопросы о движении. Нас учили, что любые критические источники информации вне движения являются абсолютно ложными, и я начал сомневаться, кому же мне все-таки верить. Но тем не менее таким образом я положил начало движению к выздоровлению.

Мне потребовался приблизительно год, чтобы физически разорвать связи с движением. В это время я тайно искал контакты с бывшими членами, бывшими преподавателями «Международного университета Махариши», бывшими помощниками Махариши. Я был шокирован той информацией, которую они мне предоставили: о поддельных результатах научных исследований, о закулисных переводах денег, об исследованиях негативных эффектов медитации, а также о деталях личной жизни Махариши. Я хотел все больше информации, я был одержим идеей найти всю информацию, какую только можно было найти. Это было, с одной стороны, время глубокого разочарования, а с другой – время надежды, которая усугублялась чувством потери и грусти. Я знал, что если объявлю о прекращении медитации, то потеряю всех своих друзей. Я начал постепенно делать небольшие пробные шаги: как они ответят на мои вопросы? Как они могут отвечать мне стандартными штампами, неужели их цель – только остановить сам процесс задавания этих вопросов?

Я знал, как легко было отказаться от всего, что им кажется негативным, и от всех, кто были для них объявлены негативными, «потерянными в грязи». Вскоре я сделался персоной нон-грата. Друзья перестали приглашать меня на ужин, потом замолчал телефон – мне перестали звонить. Мое имя вычеркнули из списков, по которым посылали почту, мне запретили появляться в местном центре ТМ. Если бы это случилось со мной, когда я полностью верил в движение, все это, наверное, меня просто доконало бы. Но теперь это впервые дало мне возможность оказаться снаружи и выпасть из тюрьмы самоэлитизма.

Физический разрыв с движением не освободил меня от глубоких подсознательных процессов. Как я смогу обойтись в мире без поддержки природы? Как вообще люди могут действовать в этом мире без благодати богов? Сама сила медитации Махариши была необходима, чтобы жить. Как я смогу без медитации найти место для парковки машины? Как я смогу найти работу, как вообще смогу добиться чего-нибудь в этой жизни без ТМ? Как я смогу выжить?

Мой переход от жизни в ТМ к нормальной жизни был результатом сочетания факторов. Первый – это то, что я оказался вне контролируемого окружения «Международного университета Махариши», второй – то, что я случайно включился в «интервенцию» по выходу моей сестры из секты и таким образом начал немного осознавать насильственное влияние на мою личность. Потом произошел этот ужасающий момент прекращения медитации, которая до тех пор была для меня решением всех проблем.

В 1986 году я впервые оказался на семинаре для бывших членов сект на всеамериканской конференции «Сети по распознаванию культов». Я слушал речи бывших членов «настоящих» сект, которые описывали свой опыт, и обнаружил, что это и мой опыт. Я так же был предан Махариши и уверен в его истинности и подлинности, насколько бывшие муниты были преданы «преподобному» Муну. И тот, и другой лидеры во имя духовности манипулировали фактами и жизнями.

Я обнаружил, что разрыв с движением был только началом. У меня были огромные сложности с самыми обыкновенными процессами. Например, я не мог читать – у меня были глубокие провалы в памяти, мне было трудно концентрироваться, фокусировать внимание, меня преследовали непроизвольные трясения тела и диссоциации. Я боялся физических и духовных последствий за мой грех – за прекращение медитации. Учение движения полностью контролировало мои тело и ум. В «Международном университете Махариши» я глубоко воспринял то, что ТМ связана со всем на свете. Я нуждался в том, чтобы пересортировать весь духовный багаж, который был прикреплен к каждому аспекту моей жизни. В первый раз я нарушил обет молчания и согласился дать интервью репортеру. Когда я стал говорить ему о тайных учениях, меня начало жестоко трясти. Я лежал на постели, все мое тело вибрировало, голова дергалась взад и вперед. Я был в замешательстве и страшно испуган. Когда я говорил, я ловил себя на том, что непроизвольно защищаю движение. Я пытался понять свой собственный мыслительный процесс. Кем я был – духовной развалиной? Насколько я был не прав, что говорил с репортером? Буду ли я теперь гореть в аду? Я понял, что мне нужна профессиональная помощь, чтобы суметь отсортировать мое собственное интеллектуальное замешательство, чтобы выявить то вероучение движения, которое контролировало меня, и те психологические сложности, которые произошли в те годы, которые я провел медитируя.

Дальше автор рассказываете том, как ему стал помогать психиатр. А затем он пишет о том, что представляла собой диссоциация и деперсонализация.

В мире ТМ вполне нормально быть человеком с «крышей набекрень», там это вполне нейтральный термин. Там говорится, что человек находится в состоянии блаженства, когда он бесцельно бродит, дергается, трясется, из груди у него вырываются непроизвольные звуки – для них все это знаки духовного роста. Если человек забывает свое собственное имя, это считается не более чем забавным эпизодом.

Бывало, я часто начинал какое-то дело, но в процессе его забывал, что именно я делаю. Это тоже считалось вполне нормальным в мире ТМ. Желание научиться жить в «относительном мире» (то, что ТМ называет относительным миром, для нас нормальный мир) требовало от меня умения контролировать те феномены, которые я, будучи членом ТМ, искусственно развивал в себе. Через терапию я научился тому, что такие аспекты поведения – подсознательно внушенные привычки, от которых очень трудно отказаться. И чем больше я отказывался от изменяющих сознание практик ТМ, тем реже эти привычки у меня возникали. Тем не менее в период стрессов они «выпрыгивали» непроизвольно. Во всяком случае мне потребовалось много лет, чтобы развить в себе умение по первым признакам распознавать наступление этих состояний и подавлять их.

Физические упражнения помогли мне сократить эпизоды диссоциации, «уплывания», потому что я стал лучше ощущать свое тело. Всякий раз, когда я занимался физическими упражнениями, я все более ощущал свое тело как часть меня, и чем более я узнавал свое собственное физическое тело, тем быстрее распознавал то тонкое ощущение, которое предшествовало трясению, вибрации и всему прочему.

Я начал узнавать те вещи, которые перегружали меня эмоционально, отчего я «уплывал», – например, большие магазины и вообще места скопления народа. Я понял, что мне нужно привыкать к ним в небольших дозах и воспитывать в себе умение переносить большие толпы людей.

Когда я закончил курс ТМ-сидхи, обнаружилось, что я не могу читать. Я брал книгу и через несколько страниц забывал, о чем прочитал ранее. Я перечитывал первую страницу и обнаруживал, что не помню, о чем там говорилось. Тогда я перечитывал первый абзац – и опять ничего не помнил. Я ничего не мог воспринимать. Покинув ТМ, я медленно развил в себе привычку читать: я ставил рядом секундомер и каждый день немного увеличивал периоды чтения и пытался дочитать до конца хотя бы одну газетную статью в день.

Основа программы ТМ – это то, что мысли могут магическим образом материализовываться в материю. Если у вас возникает какая-то мысль, у нее есть последствия. Например, если вы хотите сегодня мексиканский ужин и если вы достаточно чисты по меркам ТМ, то он моментально перед вами возникнет. Подумайте негативно о ком-нибудь – и этот человек заболеет, пожелайте успеха в бизнесе – и он произойдет 479. То есть в ТМ реальность определяется субъективным опытом. То, что ощущается как добро, должно быть истиной. Если объективная чувственная информация находится в конфликте с субъективными чувствами, которые созданы группой, то объективная интеллектуальная перспектива должна отвергаться и считаться ошибкой интеллекта. Когда магические силы не могут произвести результат, это считается результатом кармы человека, то есть его прошлых действий в этой и прошлой жизни.

Все эти накопленные негативные опыты жизни мешают члену ТМ воплощать свои мысли в реальность. Поэтому для моего выздоровления был необходим врач, который знал о групповых влияниях.

Известен случай, когда в одном из кружков ТМ учитель внушал членам кружка, что все, воспринимаемое ими через собственные чувства, на самом деле неправильно – в реальности происходит обратное тому, что они воспринимают. В результате одна дама попала в больницу с тяжелыми травмами из-за того, что ее забодал бык, которого она посчитала очень дружелюбной коровой и пошла ее погладить.

Я вспоминаю занятия с врачом, когда мы пытались отсортировать чувства, вызванные занятиями ТМ, и сравнивать их с действительной информацией и перспективами. Например, то, что вы нашли место для парковки, – это совсем не результат медитации, говорила мне доктор Сингер. Люди, которые не медитируют, также находят место для парковки. Успех в бизнесе – это не результат того, что вы прошли продвинутые подготовительные курсы ТМ; IBM вполне успешна в бизнесе и без всякой медитации. Постепенно я начал преодолевать привычку использовать состояния моих чувств как первоисточник для принятия решений. Я пришел к пониманию того, что разум – совсем не всегда наш враг. В процессе терапии я понял, что являюсь целостным человеком, целостной личностью и могу принимать решения как целостная личность – с моим разумом, с моим телом и моими чувствами.

Я жил вне культуры 10 лет, я не знал ничего, что произошло за это время – в музыке, в литературе, в политике. Теперь я вижу, насколько эта изоляция затруднила мои отношения с внешним миром. Я должен был вновь научиться вести обыкновенный разговор, не превращая его в процесс вербовки. Я должен был преодолевать смущение из-за того, что часто попадал впросак, не зная, о чем речь, когда люди говорили о самых тривиальных и всем известных вещах.

Дальше автор говорит о сложностях, которые возникали, когда его при устройстве на работу спрашивали, где он учился и какова его научная степень.

Если сказать, что я учился в «Международном университете Махаришии», имею степень бакалавра межпредметных дисциплин и что моя специальность – это исследование сознания как поля для всех возможностей, и если бы мне приходилось объяснять, что я изучал механизмы творения, учился летать – два часа утром и два часа вечером, чтобы спасти мир, то ни на какой работе это всерьез не восприняли бы. Поэтому мне нужно было научиться обходить это.

Покидать секту – это все равно что разводиться с женой. У меня были глубокие эмоциональные связи с движением ТМ, с Махариши и со многими членами. Семейные ценности, в которых я вырос, настолько были подавлены идеологией ТМ, что я полностью утратил их. Выздоровление от секты – это процесс, который занимает всю жизнь. С момента моей вербовки прошло 18 лет, но я по-прежнему открываю области жизни, которые были затронуты и повреждены моим пребыванием в секте 480.

Вот, собственно, и вся история с небольшими сокращениями.

Оцените статью
Йога-Оздоровление
Добавить комментарий