По направлению Министерства Здравоохранения СССР кандидат психологических наук Елена Олеговна Федотова едет в командировку в Индию. Она изучает измененные состояния сознания и воздействие на сознание различных техник работы с телом. В течение четырех месяцев она путешествует по всей стране, посещает множество центров йоги и йога-терапии. Но самое сильное впечатление производит на нее Шри Б.К.С. Айенгар и его Институт йоги в Пуне на юге Индии. Именно его метод показался ей наиболее действенным, соответствующим тому, о чем она читала в книгах и изучала в течение нескольких лет. Йога Айенгара, с ее точки зрения, давала человеку возможность не только улучшить здоровье и адаптироваться к внешним условиям, но также развиваться, менять свое сознание и идти вперед. Так понимал йогу мудрец Патанджали — автор знаменитых «Йога-Cутр», самого древнего текста о йоге, дошедшего до наших дней. 

Про йогу:  Иисус Христос – податель воды живой. Христианский взгляд на Нью-Эйдж - читать, скачать

Йога Айенгара появилась в России уже в конце восьмидесятых, и это в огромной степени является заслугой Елены Федотовой, поэтому история нашего центра начинается именно с нее. 

1989 

Перестройка набирает обороты, изменения во всех сферах жизни становятся все более заметными. Теперь можно делать то, о чем раньше нельзя было даже думать. В мае 1989 года в Сочи, в Дагомысе проходит первый в СССР семинар по йоге, на который приехали как зарубежные, так и российские учителя. Семинар был организован Научно Практическим Центром Нетрадиционных Методов Оздоровления. Центр, несомненно, был необычной организацией, объединяющей направления, интерес к которым в то время стремительно возрастал. Там были отдел у-шу, йоги, биоэнергетики и даже аэробики. На самом деле, отделов йоги было два: «обычный», возглавляемый Львом Ивановичем Тетерниковым и «альтернативный», которым руководила Елена Федотова. 

На семинар приезжает и Борис Евгеньевич Голембо с несколькими учениками, в числе которых была и Елена Ульмасбаева. Она уже 4 года занималась йогой в группе Голембо. Эти занятия проходили полуподпольно на частных квартирах. Борис Евгеньевич занимался в свое время у Анатолия Зубкова, про которого стоит рассказать отдельно. 

Зубков Анатолий Николаевич по профессии индолог. Еще до начала своего востоковедческого образования он длительное время изучал медицину и имел медицинское образование. Анатолий Николаевич в течение четырех лет находился на работе в Индии, в Университете города Лакхнау. Наряду с преподавательской деятельностью в течение четырех лет (с 1963 г.) занимался в Институте йоготерапии и йогокультуры и получил диплом йога высшей квалификации. Вернувшись в СССР, он много сделал для популяризации йоги — вел занятия, писал статьи, был автором фильма «Индийский йоги. Кто они?», снятого в 1970 году и получившего огромный отклик в стране. 

Голембо основывался на комплексе, полученном от Зубкова. Но, то же время, будучи человеком широко образованным и имея пытливый ум, он много читал литературы на английском языке, в том числе «Прояснение йоги» Шри БКС Айенгара. Он давал своим ученикам основы аюрведы и философии йоги, рассказывал о чакрах и крийях. Также на этих занятиях пробовались разные направления йоги. Елена Ульмасбаева вспоминает, что вначале ее занятий, в основном, был комплекс Зубкова, а в дальнейшем Голембо стал больше ориентироваться на учение Айенгара, основываясь на его книгах. 

В Дагомысе и состоялось знакомство с Федотовой, и, вернувшись в Москву, Елена Ульмасбаева приходит на работу в НПЦ. Голембо уезжает в Австралию. 

Семинар прошел успешно и, убедившись в правильности выбранного направления, Юрий Викторович Белоус — директор НПЦ НМО решает пригласить в Советский Союз крупнейших учителей йоги — Шри Б.К.С. Айенгара и Индру Дэви. Они оба откликнулись на его приглашение. 

Айенгар приехал в Москву в конце октября на Первую Всесоюзную Конференцию по йоге. 

Шереметьево 2, раннее утро, на улице холод и слякоть. Молодая, хорошо одетая женщина снимает туфли и во весь рост распластывается лицом вниз на мокром асфальте перед пожилым индусом. Встречающая Шри Б.К.С. Айенгара Федотова приветствует его так, как это принято в Индии. Она делает простирание в знак уважения к гуру — Учителю. Совершать простирание в обуви нельзя, к Гуру вообще нельзя подходить в обуви, неважно какая погода. В Индии об этом знает каждый, но в Москве конца восьмидесятых такое поведение шокирует, кажется почти безумным. По тем временам это был очень смелый поступок, и в НПЦ о нем долго вспоминали. 

Опыт организации такого рода мероприятий был небольшой, поэтому во время конференции возникало много забавных и необычных моментов. Продукты в магазинах еще были, но понятия вегетарианской еды не существовало в принципе. Это вызывало массу проблем, так как готовить нужно было дома и потом отвозить еду в гостиницу. Елена Ульмасбаева вспоминает, что в один из вечеров Федотова попросила ее вместе с ее подругой и коллегой по работе Натальей Люцеревой сходить на ужин вместе с Айенгаром и сопровождавшим его секретарем Дхармавиром Синкхом. Девушки поднялись в номер к Дхармавиру, который в это время занимался. Он прервал свою практику и стал что-то показывать Наташе. Тут в комнату зашел сам Айенгар в сопровождении Фаека Бирии (одного из опытнейших учителей йоги Айенгара в Европе и преданного ученика Гуру). В итоге был проведен маленький урок. Гуруджи объяснял, как нужно делать позу лотоса, как правильно пользоваться ремнем – его нужно надеть на колени, чтобы облегчить выполнение позы. Все происходило настолько стремительно, что Наташу усадили в позу лотоса прямо в джинсах. После импровизированных занятий все все-таки отправились на ужин в ресторан, и Гуруджи изъявил желание посмотреть на русскую икру, о которой был наслышан, но никогда не видел. Девушкам пришлось приложить немалые усилия, объясняя официанту, что они не заказывают икру, а просто хотят показать ее заграничному гостю. Желание Гуруджи было удовлетворено. 

Еще одним забавным эпизодом была поездка Айенгара в Сергиев Посад, тогда еще Загорск. Было решено устроить что-то вроде беседы между представителями православного духовенства и гостями из Индии, представляющими совсем иное мировоззрение. Однако острых дебатов не было, и сам Айенгар практически не принимал участия в дискуссии. 

Но самой важной частью визита Гуруджи, бесспорно, были занятия. Их было немного, в том числе два мега-класса, на которые пришло огромное по тем временам количество людей, около 1000 участников. Айенгар начал с того, что заставил всех снять носки и оголить колени. Это уже была сенсация. Люди занимались с нескрываемым энтузиазмом, задавали очень много вопросов. К сожалению, постоянно возникали проблемы с переводом. Было много непонятных терминов, и маститые переводчицы, приглашенные на конференцию, практически не могли переводить, так как ничего в этой терминологии не понимали. 

Айенгар пробыл в Москве всего около десяти дней. Уезжая, он попросил Дхармавира Сингха остаться еще на какое-то время, чтобы вести занятия, и тот задержался еще на три недели. Он проводил занятия для ограниченной группы людей и уехал в конце ноября. 

Месяц спустя, на рождественские каникулы вести занятия приехал Фаек Бирия. Гуруджи попросил его время от времени приезжать в Советский Союз, чтобы учить. Бирия отнесся к заданию очень ответственно. Он на долгие годы станет куратором йоги Айенгара в России и нашим любимым учителем. Но тогда, в декабре 1989, об этом никто не знал. Все просто приходили по вечерам на занятия в школу недалеко от Парка Культуры. В зале было безумно холодно, и люди мерзли, но все равно занимались. Бирия многократно подчеркивал значение личной практики. И после его отъезда те, для кого йога к тому времени уже стала неотъемлемой частью жизни, начали регулярные занятия дома. 

Начало было положено. 

1990-1992 

В апреле 1990 Бирия снова приезжает в Москву. На этот раз он не ограничивается одними занятиями. Он также принимает участие в съемках для телевидения. Это будет цикл из десяти передач под названием «Уроки с Фаеком Бирия». Их показывали по воскресеньям в восемь часов утра в программе «Спорт для всех». Несмотря на неудобное эфирное время передачу смотрела вся страна. Отклик был колоссальный, в НПЦ НМО звонили сотни людей. У «Уроков» была также печатная версия, публикуемая в «Советском Спорте», для нее делались специальные фотографии. 

Съемки для телевидения не всегда проходили гладко. Один раз снимались в оранжерее на ВДНХ. Там было очень красиво, но зато температура достигала 30 градусов. Елене Федотовой, Елене Ульмасбаевой, Наталье Люцеревой и Сергею Махарадзе, выступающим в роли учеников, пришлось изрядно попотеть. А в следующий раз оранжерея почему-то уже была занята другой съемочной группой, и работать пришлось прямо на улице. Погода была хорошая, но климат явно не оранжерейный — всего градусов 11-12. Но требование к короткой форме соблюдалось неукоснительно, и всем только и оставалось делать вид, что им тепло. 

Однако, самый драматичный эпизод был связан с фотографиями для газеты. Съемки были назначены на выходной день, но на месте ключей от зала не оказалось. Все, включая самого Бирию, уже в сборе. Пришел фотограф с аппаратурой, а дверь в зал закрыта. Вахтерша, у которой, конечно же, есть второй ключ, наотрез отказывается открыть помещение. «Раз у вас нет ключей, значит, вы не договаривались. Я вас не впущу». Кто-то побежал звонить, узнать, в чем дело. Остальные сидят под дверью, атмосфера становится напряженной. Вдобавок ко всему вокруг полная разруха: груды битого щебня и стекла, валяются какие-то ржавые решетки. Элегантная Федотова идет через всю эту грязь к вахтерше и начинает ее уговаривать. Вежливо и в то же время настойчиво объясняет, насколько важными являются эти съемки, что один из присутствующих — заграничный гость, который приехал из Парижа, что он их учитель и очень уважаемый человек. На вахтершу все эти уговоры не производят абсолютно никакого впечатления, она стоит намертво. И вдруг, всегда прекрасно владеющая собой Федотова падает на весь этот щебень, битое стекло и куски арматуры и начинает рыдать в голос. Но даже такой поворот событий не возымел никакого действия — вахтерша обладала по истине несгибаемой волей. К счастью, ключ все-таки принесли, дверь открыли, и все закончилось благополучно. Елена Ульмасбаева до сих пор хранит газетные вырезки с выстраданными фотографиями. 

В августе 1990 Елена Федотова первый раз поехала на ежегодный семинар Фаека Бирии, в замок Блакон на юге Франции. Поездка произвела на нее огромное впечатление. А в сентябре, в свой очередной приезд, Бирия в сопровождении Федотовой и Ульмасбаевой поехал в Ленинград. Занятия шли всего два дня, и ленинградское телевидение сделало короткий сюжет о семинаре. «Мы приехали сюда, люди пришли к нам на занятия. Мы не можем бросить их теперь на произвол судьбы. Кто-то должен регулярно приезжать в Ленинград и заниматься с ними», — сказал Бирия перед отъездом. У Елены Федотовой была семья и маленький ребенок, она ездить не могла. Эту нелегкую задачу взяла на себя Елена Ульмасбаева. Она будет ездить в Питер в течении нескольких лет, регулярно, раз в две недели. (Со временем потребность в таких семинарах появится и в других городах, и Ульмасбаева будет вести занятия в Хабаровске, Севастополе, Ярославле и даже в Красноярске 26). На одно из первых таких занятий пришел Сергей Михайлов. Когда Бирия, спустя год, снова приедет в Питер, он застанет там неплохо подготовленную группу учеников. 

Центра, как отдельной организации, в Москве еще не было. Федотова и Ульмасбаева работали в рамках НПЦ НМО, им помогал Александр Лагутенков, который нашел и арендовал помещение для занятий в школе на Брянской улице. Классы проходили по вечерам в довольно холодном и не очень чистом физкультурном зале. Одеяла и ремни нужно было приносить с собой. Ковриков тогда еще и в помине не было, и вместо них использовали огромные, тяжелые маты. После занятий ноги были очень грязные. Несмотря на все неудобства, народу было много. Примерно в это время на занятия начинает ходить Галина Левина, которая теперь также ведет занятия в нашем центре. Большую часть классов ведет Елена Ульмасбаева. У Елены Федотовой была одна или две группы в неделю, но она готовит публикации, которые появляются в «Советском Спорте» практически каждую неделю. Она переводит статьи Фаека Бирии, берет у него интервью, записывает что-то с его слов, кое-что пишет сама. 

Летом 1991 года Елена Ульмасбаева едет в Блакон, а Елена Федотова в Индию, в Институт йоги в Пуне. Там Айенгар дает ей официальное разрешение открыть в России центр йоги. 

В 1992 году начинают проводиться первые выездные семинары в Черноголовке, на которые приезжали люди со всего постсоветского пространства. Сюда впервые приехал Александр Фурашов из Йоршкалы, Сергей Михайлов и Татьяна Меньшикова из Питера, Егор Ротов из Екатеринбурга, Александр Волков и Сергей Угрюмов из Ярославля. 

В декабре Бириа прислал в Москву свою ученицу Анн Катрин, основного преподавателя в парижском Центре йоги Айенгара. На семинар приехали уже регулярно занимающиеся люди, и несколько человек, включая Ульмасбаеву, Михайлова, Машу Шифферс и Ольгу Мельник, были приглашены Комитетом Гуруджи на празднование 75-летия Шри БКС Айенгара в Лондон в 1993 году. 

Про йогу:  Йога для ног и ягодиц: 110 фото лучших упражнений для упругости мышц

1993-1996 

В феврале 1993 Елена Федотова, Елена Ульмасбаева и Сергей Резниченко открывают Центр йоги Айенгара и регистрируют его как юридическое лицо с юридическим адресом на квартире у Федотовой. Кроме того, Сергей Резниченко занимается изданием книги Айенгара «Йога Дипика» под редакцией Елены Федотовой. 

В том же 1993 Федотова уезжает в США к мужу, который был приглашен туда на работу. Она пишет письмо Айенгару, где сообщает, о своем отъезде из России и передаче руководства Центром Елене Ульмасбаевой. В ответ Айенгар выражает надежду, что как новый директор Центра Ульмасбаева сделает все возможное для дальнейшего развития движения в России. 

Тем временем школу на Брянской улице сменил Театр Киноактера на Пироговке, напротив ЦДЛ. Там работала Лариса Данилина (сейчас она возглавляет московскую Студию йоги Айенгара), и ей удалось выбить помещение для занятий. Примерно через год оттуда пришлось уйти, и Данилина нашла следующее помещение в школе около Площади Ильича. Это был обыкновенный класс. Перед началом занятий приходилось двигать парты и мыть полы. Эти невеселые времена хорошо помнит Римма Корионова, один из наших нынешних преподавателей. После этой школы Данилиной, тесно связанной с артистической средой, снова удалось найти помещение в одном из московских театров. Комната была настолько мала, что в ней с трудом помещалось пятнадцать человек, а количество желающих заниматься постоянно росло. Проводимые время от времени выездные семинары не спасали ситуацию. 

Фаек Бирия по-прежнему курирует йогу Айенгара в нашей стране. И в 1995 году проводит семинар для преподавателей и продвинутых учеников. 

Это, несомненно, тяжелый период для всех. Положение усугубляется экономическим кризисом, отражающимся на всех сферах жизни. Не взирая на сложность периода, группа русских преподавателей (Ульмасбаева, Михайлов, Данилина и Шифферс) едет в Пуну на интенсив. 

Летом 1996 года Елена Ульмасбаева начинает вести уроки в World Class. Она стала первым преподавателем йоги с фитнесс-клубах. 

В это же время происходит разделение на Центр Йоги Айенгара, где работают Елена Ульмасбаева и Сергей Михайлов, и Студию Йоги Айенгара, основанную Ларисой Данилиной и Марией Шифферс. 

2003 год ознаменован открытием большого зала на Водном Стадионе, где проводятся ежегодные семинары с приглашенными Учителями: по-прежнему регулярно приезжает Фаек Бириа, а также Габриелла Джубиляро и Лойс Штайнберг. Там же начинает работать первый Преподавательский курс, проводимый Центром Йоги Айенгара, который ведут Елена Ульмасбаева, Инна Машьянова и Сергей Угрюмов. Многие из наших молодых преподавателей стали первыми выпускниками. Среди них Настя Семенова, Инна Сергеева, Маша Шатланова, Елена Старкова, Наташа Ильина, Ирина Ижа, Елена Жданова, Елена Матвеева, Виктор Журавлев, Виктория и Андрей Никитины. Многие выпускники преподавательского курса работают в спортивных клубах, все больше студентов приезжает из других городов. 

Жизнь вокруг меняется. Интерес к йоге растет, и появляется потребность в небольших залах, где можно регулировать количество занимающихся в группе и обеспечить необходимый комфорт в помещении. В 2004 году открывается «Восток-Запад», а в феврале 2005 — «Натараджа». 

Пользуются популярностью выездные семинары, проводимые ведущими преподавателями Центра в Египте, Черногории, и, конечно же, в Индии. 

В 2004 году под редакцией Елены Ульмасбаевой наш Центр совместно с продюсерской группой «Заен» выпускает первую книгу «Йога в кармане». 

2007-настоящее время

История продолжается…